Добавить комментарий

Против адвокатуры дьявола

Элиезер Юдковский

Из статьи Майкла Рьюза:

Ричард Докинз однажды назвал меня подонком. Он сделал это весьма публично, но не подразумевал желание меня обидеть. Я и не обиделся: мы были и остаёмся друзьями. Причиной его гнева — или даже страданий — было то, что я в ходе публичной дискуссии защищал позицию, которой по-настоящему не придерживался. Мы, философы, все время так делаем; это вариант аргумента «reductio ad absurdum». Отчасти мы делаем это, чтобы подстегнуть дебаты (особенно на уроках), отчасти, чтобы увидеть, насколько далеко можно завести позицию, пока она не разрушится, (и увидеть, почему разрушится), и, отчасти, (будем честны) излить кровожадность, поскольку нам нравится возмущать оппонентов.

Докинз тем не менее, обладает моральной непорочностью — кто-то даже сказал бы моральной закостенелостью — пылкого христианина или идейного феминиста. Даже во имя спора он не может поддержать то, что считает неверным. Делать так не просто ошибочно, считает он; это неправильно в каком-то очень глубоком смысле. Жизнь серьёзна, и есть зло, с которым нужно бороться. Здесь нет места компромиссам или неоднозначностям, даже в педагогических целях. Как говорят квакеры: «Да будет слово ваше: да, да; нет, нет».

Майкл Рьюз ничего не понял.

Когда я был ребёнком, мой отец учил меня скептицизму —

(Папа был в той же степени заядлым скептиком и поклонником Мартина Гарднера и Джеймса Рэнди, в какой и ортодоксальным евреем. Пусть это будет доводом в пользу анти-лечебной силы отделения религии от повседневной жизни.)

— он приводил в пример гипотезу: «Есть объект в поясе астероидов, состоящий целиком из шоколадного торта». Тебе придется изучить каждый объект пояса, чтобы опровергнуть эту гипотезу. Однако, несмотря на то, что эту гипотезу невероятно тяжело опровергнуть, нет и ни одного довода в её пользу.

И маленький Элиезер попросил свой разум поискать аргументы в пользу существования шоколадного торта в поясе астероидов. И вот его разум выдал ответ: «Так как шоколадный торт в поясе астероидов - один из классических примеров плохой гипотезы, если кто-нибудь когда-нибудь изобретёт машину времени, то какой-нибудь шутник подбросит шоколадный торт в пояс астероидов в двадцатом веке, чтобы всё это оказалось правдой».

Так — в очень раннем возрасте — я обнаружил, что мой разум способен, если постараться, придумать аргументы в пользу чего угодно.

Я знаю людей, которых это открытие лишило здравого смысла. Они пришли к выводу, что Разум может быть использован, чтобы отстаивать что угодно. Тогда бессмысленно доказывать, что Бога не существует, потому что вы с тем же успехом могли бы доказывать, что он существует. Ничего не остаётся, кроме как верить, во что захотите.

Сдавшись, они разрабатывают целые философские системы, чтобы их отчаяние выглядело Глубокой Мудростью. Если они заметят, что вы пытаетесь использовать Разум, они просто улыбнутся, погладят вас по голове и скажут: «О, когда-нибудь ты поймёшь, что можешь аргументировать за что угодно».

Быть может, даже сейчас мои читатели думают: «Ох, Элиезер может рационализировать что угодно, это дурной знак».

Но вы знаете… быть ментально гибким не всегда обрекает вас на катастрофу. Я имею в виду, вы этого ожидаете. Но оказывается, что практика отличается от теории.

Рационализация пришла ко мне слишком просто. Было заметно, что это просто игра.

Если бы у меня было хуже с воображением или меня легче было бы поставить в тупик - если бы я не обнаружил, что могу аргументировать любое предположение, и неважно, насколько оно бредовое - тогда, возможно, я бы мог перепутать это занятие с мышлением.

Но я могу даже привести аргументы в пользу существования шоколадного торта в поясе астероидов. Это даже не было трудно; мой мозг сразу же выдал аргумент. Было совершенно ясно, что это мышление — поддельное, а не настоящее. Я ни на мгновение не перепутал игру с реальной жизнью. Я не начал думать, что в поясе астероидов действительно может оказаться шоколадный торт.

Можно было бы ожидать, что любой ребёнок, обладающий достаточно живым умом, чтобы придумать аргументы в пользу чего угодно, точно обречён. Но интеллект не всегда приносит столько вреда, как вы могли бы подумать. В данном случае он просто помог мне в очень раннем возрасте начать различать «рассуждение» и «рационализацию». Между ними ощущалась разница.

Возможно, память меня обманывает… но мне кажется, что даже в таком юном возрасте я посмотрел на предложенный моим мозгом удивительно умный аргумент в пользу путешествующего во времени шоколадного торта и подумал: я должен избегать этого.

(Хотя существуют другие, гораздо более тонкие когнитивные воплощения процессов рационализации, чем бесстыдный, очевидный, сознательный поиск подходящих аргументов. Бессловесное уклонение от рассмотрения той или иной идеи может сбить вас с пути не хуже, чем преднамеренный поиск аргументов против неё. Эти коварные процессы я начал замечать только годы спустя).

Интуитивно я ощущал, что настоящее мышление - это нечто, что дает вам правильный ответ, нравится он вам или нет, а поддельное мышление — это способность доказать что угодно.

Это был невероятно ценный урок —

(хотя, как и многие другие принципы, которые молодой я приобрёл путём анализа вещей, обратных глупости. Он был хорош, когда требовался совет по конкретным проблемам, но мог завести в страшные дебри, когда я пытался применять его, чтобы сделать абстрактные выводы, например, о природе морали)

— который был одним из главных факторов, приведших к моему разрыву с иудаизмом. Тщательно продуманные аргументы и контраргументы древних раввинов были похожи на то фальшивое мышление, которое помогло мне придумать историю про шоколадный торт в поясе астероидов. Только раввины забыли, что это игра, и действительно воспринимали всё всерьёз.

Поверьте, я понимаю традиционный довод в пользу практики адвоката дьявола. Защищая противоположную позицию, вы делаете свой ум более гибким. Вы вытряхиваете себя из привычных рамок. У вас появляется шанс собрать свидетельства против своей позиции, вместо того чтобы защищать её. Вы поворачиваете стол и видите вещи с другой точки зрения. Переход на другую сторону — это честная игра, так что вы разворачиваетесь на 180 градусов, чтобы играть честно.

Возможно, именно это Майкл Рьюз имел в виду, когда обвинил Ричарда Докинза в «моральной ригидности».

Конечно, я не намерен учить людей говорить: «Так как я верю в фей, я не должен ожидать, что мне удастся найти хорошие доказательства того, что фей не существует, так что я не буду искать, потому что это умственное усилие имеет невысокую ожидаемую полезность». Всё это происходит под лозунгом «если вы хотите отстрелить себе ногу, нет ничего проще».

Может быть, существуют какие-то этапы жизни или состояния ума, когда игра в адвоката дьявола может вам помочь. Студенты, которые никогда не задумывались о том, чтобы попробовать искать доводы в пользу обеих сторон проблемы, могут извлечь пользу из понятия «адвокат дьявола».

Но с кем-то, кто находится в этом состоянии ума, я бы скорее начал с того, что политические прения не должны выглядеть односторонними. Нет оснований не ожидать, что с обеих сторон дебатов существуют сильные доводы; одно и то же действие может иметь разные последствия. Если вы не можете представить себе хороших доводов против политического курса, к которому вы благосклонны, или хороших доводов за тот курс, который вы ненавидите, но другие люди одобряют, тогда очень вероятно, что у вас проблема, которая называется «неспособность увидеть другие точки зрения».

Вы, дорогой читатель, вероятно, достаточно хороши в искусстве рассуждения, что если вы смогли закрепиться на правильной дороге, вы не сойдете с нее, если будете играть адвоката дьявола по необходимости. Вы просто будете подсознательно избегать любых аргументов Дьявола, которые будут заставлять вас всерьез нервничать, а затем поздравите себя с выполнением необходимого. Людям на таком уровне нужно более сильное средство. (Пока я рассказал только о средне-сильном средстве).

Если вы можете привести себя в состояние настоящего сомнения и искреннего любопытства, вам уже не нужен адвокат дьявола. Вы можете исследовать противоположную позицию потому что думаете, что она может и правда быть истинной, а не потому что вы играете в игры с шоколадным тортом, путешествующим сквозь время. А если вы не можете привести себя в такое состояние, то может ли вам помочь игра в адвоката дьявола?

У меня нет проблемы придумать аргументы, почему Сингулярность не настанет в ближайшие 50 лет. С некоторыми усилиями я могу представить случай, в котором ее не будет и через 100 лет. Еще я могу придумать правдоподобные сценарии, в которых Сингулярность настанет через две минуты, например, если кто-то делает тайный проект, и он завершается вот прямо сейчас. Я могу придумать правдоподобные аргументы для 10, 20, 30 и 40 лет.

Это не потому что я хорошо играю в адвоката дьявола и придумываю умные аргументы. Это потому что я правда не знаю. Настоящие сомнения присутствуют в каждом случае и я могу их проследить до источника настоящего аргумента. Или, если хотите, я правда не знаю, потому что я могу придумать все эти правдоподобные аргументы.

С другой стороны, мне действительно сложно визуализировать утверждение, что нет типа разума, принципиально более сильного, чем человеческий. Мне сложно поверить, что человеческий мозг, которого едва хватило на то чтобы построить технологическую цивилизацию и придумать компьютеры, теоретически является потолком эффективности интеллекта. Я не могу хорошо аргументировать за это, потому что я сам этому не верю. Или, если хотите, я не верю в это, потому что я не могу за это хорошо аргументировать. Если вы хотите, чтобы кто-то за это аргументировал, найдите того, кто правда в это верит. С очень раннего возраста я стремлюсь избегать образа мыслей, в котором вы можете аргументировать за что угодно.

В состоянии ума и этапе жизни, в котором вы пытаетесь отличить друг от друга рациональность и рационализацию и пытаетесь понять разницу между сильными и слабыми аргументами, игра в адвоката дьявола не может привести вас к неподдельным способам мышления. Ее единственная сила в том, что в некоторых случаях она может показать вам поддельные способы, которые одинаково хорошо работают за обе стороны, и показать вам места, в которых вы не уверены.

Не бывает гроссмейстеров, которые умеют играть только за белых или только за черных. Но в битвах Разума солдат, который дерется за обе стороны с одинаковой силой, имеет нулевую силу.

Так что Ричард Докинз понимает кое-что, чего не понимает Майкл Рьюз: что Разум - это не игра.

Добавлено: Брэндон утверждает, что адвокатура Дьявола это важный социальный, а не индивидуальный процесс. Я об этом, признаюсь, не подумал.

Перевод: 

El_Aurens, Pion, deep_blue_hexagon, Zeta000, Sankogin
CAPTCHA
Контрольный код:
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.