Политические дебаты не должны становиться однобокими

Элиезер Юдковский

Робин Хэнсон недавно предложил примеры историй(English), в которых запрещенные продукты можно было бы продавать. Был приведен ряд аргументов для подобной политики — врожденное право личной свободы, карьерный стимул для бюрократов запрещать все и вся, то, что законодатели столько же подвержены искажениям, как и все. Но даже так (ответил я), некая бедная, честная, но не особо образованная мать пятерых детей может поверить в эти истории и купить «Напиток доктора Снейкойла из серной кислоты» для своих воспаленных суставов и умереть, оставив своих отпрысков рыдать на национальном телевидении.

Я просто сделал простое фактическое наблюдение. Почему ряд людей решили, что это аргумент в пользу регулирования?

Если судить по вопросам, то даже простой факт (например, что жизнь на Земле возникла в результате естественного отбора), согласно естественным ожиданиям, должен быть аргументом для одной из сторон в битве; факты сами по себе не принадлежат к какой-либо стороне, и так называемый «баланс свидетельства» должен отражать это. На самом деле, если исходить из байесовского определения свидетельства, то в качестве аргумента для одной из сторон мы ожидаем увидеть только «сильное свидетельство».

Но нет причин, чтобы сложные действия со многими последствиями демонстрировали это однобокое свойство. Почему кажется, будто люди хотят, чтобы их политические дебаты были однобокими?

Политика — это убийца разума. Аргументы там — солдаты. Если вы определились на какой вы стороне, то вы должны поддерживать аргументы этой стороны и атаковать аргументы, которые говорят в пользу другой стороны; иначе получится, будто вы предаете своих солдат. Если вы находитесь внутри этого шаблона, то политические дебаты будут для вас однобокими — издержки и недостатки вашей любимой политики будут для вас вражескими солдатами, которых следует атаковать всеми возможными методами.

Также следует опасаться другого подобного неудачного шаблона — думать, что Очень Мудрый Путь — это идеально ровный компромисс между любыми двумя политиками, которые больше всего крутятся в эфире. Политика может иметь несбалансированные недостатки и преимущества. Если политические вопросы не склоняются в ту или иную сторону, то мы должны быть в состоянии принимать решения относительно них. Однако существует людская тенденция отрицать все издержки любимой политики или отрицать все преимущества нелюбимой политики; таким образом люди склонны оценивать политики совершенно не таким образом, каковы политики на самом деле.

Если вы разрешите к продаже некоторые из запрещенных товаров, то какая-то бедная, честная, малообразованная мать пятерых детей купит что-либо, что убьет ее. Это предсказание, которое является выводом, основанным на фактах, ставит сразу же прямой фактический вопрос — признает ли нормальный человек, что это правда, независимо от того, какую позицию он занимает в споре. Вы можете думать, что запрещение вещей просто делает их более дорогими, что те, кто регулирует запреты, злоупотребляют своей властью, или что ее личная свобода перевешивает ваше желание вмешиваться в ее жизнь. Но на деле факт состоит в том, что она умрет.

Мы живем в несправедливой вселенной. Как и все приматы, люди показывают сильную отрицательную реакцию на воспринимаемую несправедливость; из-за этого мы воспринимаем данный факт очень тяжело. Есть два распространенных способа иметь дело с получающимся когнитивным диссонансом. Первый состоит в том, чтобы можно изменить точку зрения на факты — отрицать, что несправедливые события вообще могут иметь место или редактировать историю так, чтобы она казалась справедливой. Второй — это изменить свои принципы — отрицать что события несправедливы.

Некоторые либералы могут сказать, что если вы идете в магазин «запрещенных товаров», игнорируя предупреждающие таблички, которые говорят, что «ВЕЩИ ИЗ ЭТОГО МАГАЗИНА МОГУТ УБИТЬ ВАС», и покупаете там что-либо, что вас убивает, то это только ваша вина и вы сами этого заслуживаете. Если это морально правильно, то получается, будто нет никаких препятствий к тому, чтобы продавать запрещенные продукты. Получается не просто чистый выигрыш, выходит похоже на однобокий компромисс без недостатков.

Другие возражают, что те, кто регулирует продажу, могут быть специально обучены выбирать рационально и учитывать интересы потребителя; если это соответствует фактам, то (согласно их принципам) нет недостатков в регулировании.

Так или иначе, получается лотерея, где родиться, на образованность — хотя это один из случаев, когда несправедливость вселенной настолько велика, что большинство людей предпочитает отрицать факты. Экспериментальное свидетельство, что доля генотипа в фенотипе составляет от 60% до 70%, поражает. Однако даже если не брать это в расчет, вы не выбираете ваше родительское или школьное воспитание.

Мое воспитание говорит мне, что отрицание реальности — это морально неправильно. Если бы я участвовал в оптимистичном движении насчет того, что скорее всего Напиток из серной кислоты будет для меня полезен, то получалось бы, что я делаю что-то, против чего меня предупреждали и пошел бы против своего воспитания. Некоторые люди рождаются в определенных условиях — мы не будет говорить о генах, поскольку это уж совсем несправедливо, — где местный знахарь говорит им, что лучше верить, а не быть скептичным. Из самых лучших побуждений они следуют этому совету и умирают. Они не были воспитаны так как вы — что люди ответственны за личный выбор, когда следуют примеру общества. Вы правда думаете, что настолько умны, что были бы по-научному скептичны, даже если бы родились в шестом веке? Да, лотерея в том, где родишься, существует, в независимости от того, во что вы верите касательно генов.

Говорить «Люди, которые покупают опасные продукты, заслуживают пострадать!» — не значит трезво мыслить. Это всего лишь способ отрицать то, что ты живешь в несправедливой вселенной. По-настоящему трезвомыслящий человек скажет: «Да, серная кислота может стать причиной ужасной болезненной смерти, и нет, мать пятерых детей не заслуживает этого, однако мы все же откроем такие магазины, поскольку согласно нашим вычислениям для нас это будет выгодно». Вы можете представить, чтобы политик так сказал? Я не могу. Но согласно тому, как экономисты влияют на политику, возможно, что они говорят так в частной беседе — или даже в журнальных статьях, однако преподнося это в запутанной форме со множеством смыслов, чтобы СМИ не имели возможности цитировать их.

Я не думаю, что случай, когда кто-либо делает глупый выбор и умирает, может быть поводом для праздника. Я расцениваю это как трагедию. Людей не всегда можно спасти от последствий их действий; однако я против смертной казни. Если вы мертвы, то вы не можете учиться на своих ошибках.

К сожалению вселенная не согласна со мной. И мы еще посмотрим в будущем, кто останется правым.

Добавлено: две основных причины для политической однобокости это такие когнитивные искажения как аффектированное решение и веры в справедливый мир(just-world fallacy) (English).

Перевод: 

Remlin
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/69