Короткая история: Карантин

Dias

Второе июня, 42 после Падения
Где-то в горах Колорадо

Сначала они увидели человека, идущего в нескольких милях от комплекса. По крайней мере, это выглядело как человек. Выцветшие джинсы, белая футболка, ветровка, походный рюкзак. Белый, светло-коричневые волосы. Нет видимых травм. Без опознавательных знаков.

Они внимательно наблюдали, как он приближался. В других ситуациях они бы застрелили его без предупреждения, но не сейчас. Они с болью осознавали границы устойчивого генетического разнообразия и ехали в потрёпанном фургоне с заряжёнными винтовками в промышленных наушниках. Как только он встал на колени, они приказали Джавиду Неслышавшему связать и заткнуть ему рот кляпом, после чего кинуть в фургон. Не надо рисковать.

Джавид не всегда был глух, но это было честью. Некоторые люди должны жертвовать чем-то на благо других, и он гордился, что защищал Святилище в Роджерс Форд.

Вернувшись в комплекс, они поместили человека в звуконепроницаемую комнату и развязали его. На столе стоял старый компьютер с надписью «Ассоциация Бесов». Люди не знали, кто такие Ассоциация Бесов, но были благодарны. Возможно, это подарок от Олсона. Хвала Олсону.

Не имея другого выбора, человек сел и прочёл указания на мониторе. На экране была выведена цепочка слов, и ему было сказано выбрать левую или правую сторону по разным признакам. Это очень сбивало с толку.

В другой комнате, наблюдатели сжимались вокруг маленького экранчика, глядя на ряды чисел.

REP/DEM 0.0012 0.39 0.003

Хорошо. Это очень хорошее начало.

FEM/MRA -0.0082 0.28 -0.029

SJW/NRX 0.0065 0.54 0.012

В конце концов, они прошли от тех строк, которые в катехизисе помечались «очистить в огне и никогда не говорить об них», до тех, которые просто отмечены как «очень опасные».

KO/PEP 0.1781 0.6 0.297

Не так хорошо, но все же в пределах допустимых отклонений. Они проведут ещё один тест.

T_JCB/T_EWD -0.0008 1.2 -0.001

Тест продолжался ещё некоторые время, пока священник не сказал: «Испытание Рыбы завершено. Он прошёл Снекедорскую Рыбу».

Это было опаснее. Это требовало жертвоприношения.

Она была молода — ей было всего пятнадцать. Розовощёкая девочка с длинными светлыми волосами, на лице у Софии была милая улыбка. Она идеально подходила для своих обязанностей. Её семье сказали, что это выбор их дочери - это большая честь.

Улыбаясь и с трепетом в голове, София вошла в комнату. Она предложила ему выпить: «Извини, что тебе пришлось пройти через все эти испытания. Тебе должно быть жарко! Будешь ко-ку?» Её расслабленный тон не давал понять, что эти слова были запретными и передавались из поколения в поколение, запоминались и почитались как оберег от зла.

Человек взял у неё бутылку с тёмной жидкостью и выпил, после чего бросил бутылку в мусорку для перерабатываемых отходов.

В другой комнате на экране высветилось «ЭКО».

«Ой, прости! Я ошиблась, это же пеп-си. Мне ужасно жаль!» — затараторила извинения София. Человек заверил её, что всё в порядке.

В другой комнате священник убедился, что индикатор преданности бренду горит на нуле.

Она перешла к следующему запрещённому вопросу, повышая уровень беспечности: «Знаю, это глупый вопрос, но у тебя когда-нибудь в голове застревала песня?»

«Эм, что?»

«Знаешь, как будто ты просто не можешь перестать крутить её у себя в голове?» Конечно, она не знала, каково это было. Она была жива.

«Прости, нет».

Она повернулась и вышла, глаза наполнялись облегчением.

Прошло ещё три дня испытаний, и мужчину впустили в комплекс. Невзирая на неистовство эволюции с поколенческой частотой в сто раз больше, чем у остального человечества, он как-то сохранил себя. Он был чист от вирусной памяти. Он был живым.

Перевод: 
gihh
Оцените качество перевода: 
Средняя оценка: 3.6 (7 votes)