Мы верим всему, что нам говорят?

Элиезер Юдковский

Некоторые из ранних экспериментов, направленных на исследование якорения и калибровку, проверяли, что будет если отвлекать испытуемого — у подопытных занимали их когнитивные возможности путем просьбы одновременно отыскивать число 5 в строке числе или типа того — снизит ли это калибровку, таким образом увеличив влияние якорей. Большинство экспериментов были привязаны к идее, что когнитивная занятость увеличивает якорение, или в более общем смысле — контаминацию.

Просматривая общие экспериментальные результаты — все больше и больше вхождений контаминации, усиливаемой когнитивной занятостью — Дэниэл Гилберт увидел, как проявляется истинный сумасшедший шаблон: мы верим всему, что нам говорят?

Предполагается, что по природе раздумывая над суждением, мы сначала рассматриваем, что оно значит, оцениваем его, и наконец либо принимаем либо отвергаем. Это кажущаяся очевидной модель познавательного процесса была предложена Декартом. Но соперник Декарта, Спиноза, возражал; он предполагал, что мы сначала в процессе рассмотрения суждения пассивно принимаем его, а потом, уже задним числом активно не верим в те суждения, что были отброшены рассмотрением.

На протяжении нескольких последних веков философы в основном придерживались точки зрения Декарта, поскольку она казалась, ну вы понимаете — более логичной и интуитивно понятной. Но Гилберт увидел способ протестировать гипотезы Декарта и Спинозы экспериментально.

Если Декарт прав, то отвлекающиеся испытуемые должны ошибаться как при принятии истинных утверждений, так и при отказе от ложных. Если прав Спиноза, то отвлечение испытуемых должно приводить к тому, что они будут запоминать ложные утверждения как истинные, но не должно приводить к тому, что они будут запоминать истинные утверждения как ложные.

Гилберт, Крул и Мэлоун (1990) подтвердили этот результат, показав что среди испытуемых, которым показали неизвестные им утверждения с пометками ИСТИННО или ЛОЖНО, отвлечение не оказывало эффект на идентификацию истинных заявлений (55% успешно опознанных, если подопытных не отвлекали и 58% успешно опознанных, если отвлекали); однако оказывало эффект на идентификацию ложных (55% успешно опознанных в случае отсутствия отвлечений, против 35% успешно опознанных при наличии отвлечений).

Более поразительная иллюстрация была сделана в последующих экспериментах Гилберта, Тафароди и Малона (1993). Подопытные зачитывали вслух криминальные отчеты, показываемые им на экране, в которых цвет текста указывал на то, истинно ли определенное утверждение или ложно. Некоторые отчеты содержали ложные утверждения, которые утяжеляли преступление, другие — ложные утверждения, которые снижали тяжесть преступления или оправдывали преступника. Часть испытуемых при таком чтении также должна была уделять внимание одновременно показываемым строкам чисел, стараясь не пропустить цифру 5 — это служило отвлекающей задачей для создания когнитивной занятости. В конце эксперимента подопытные должны были высказать свои предложения по поводу тюремных сроков для каждого преступления, размером от 0 до 20 лет заключения.

Испытуемые, которые должны были дополнительно следить за цифрами, в среднем предлагали 11,15 лет заключения для преступников из статей с «утяжеляющими» утверждениями, то есть тем, в чьих отчетах содержались промаркированные как ложь утверждения, увеличивающие тяжесть преступления. В среднем, для второй группы преступников (в описаниях которых содержались утверждения, оправдывавшие их и промаркированные как ложные), испытуемые, которых когнитивно занимали, рекомендовали 5,83 года заключения. Эта разница почти в два раза, как вы можете подозревать, была статистически значимой.

Подопытным, которым не нужно было выполнять дополнительное задание, показывались точно такие же отчеты (цифры тоже показывались, хотя среди них не надо было ничего искать). Таким образом, они могли уделять больше внимания на «невероятные» утверждения, отмеченные как ложь. Эти участники эксперимента предлагали 7,03 лет для преступников с ложными «ужесточающими» утверждениями и 6,03 для тех, у кого в отчетах были ложные утверждения, снижающие тяжесть преступления.

Статья исследователей вышла под названием «Вы не можете не верить всему, что вы читаете».

Это предполагает, что, мягко говоря, мы должны быть осторожней, когда мы рассматриваем ненадежную информацию, особенно если в этот момент заняты чем-то еще. Будьте осторожны, читая газеты в супермаркете.

П.С.: согласно непроверенным слухам, которые я только что придумал, люди будут менее скептичны касательно данной записи, поскольку в ней содержатся отвлекающие изменения цвета.

Перевод: 

Remlin
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/148