Вы здесь

Когда происходит выбор?

Нейт Соарес

Почти никто не думает, что «мог бы» изобрести лекарство от болезни Альцгеймера по щелчку пальцев. Поэтому никто не огорчается из-за того, что не в состоянии это сделать.

С другой стороны, люди, которые не справляются с тем, чтобы не переедать или прекратить играть в «Цивилизацию» в разумное время, всерьёз считают, что они «могли бы» справиться. Поэтому они рассматривают свой провал как повод для того, чтобы чувствовать себя ужасно по поводу своих поступков.

На прошлой неделе я упоминал, что многие люди неправильно используют словосочетание «мог бы».

Сила воли — дефицитный ресурс. Иногда силой воли вы можете вытащить себя из ментальной колеи, в которой вы застряли. Но так получается довольно редко, обычно одной силы воли недостаточно. Если ваш план больше не засиживаться за «Цивилизацией» на всю ночь заключается в словах «ну, я просто буду в следующий раз заставлю себя сильнее», то он обречен на провал. Если он не сработал в прошлый раз, навряд ли он сработает в следующий. Сила воли — это костыль, а не лекарство.

Я думаю, что многие люди неправильно используют словосочетание «мог бы» потому, что они неверно понимают, где находятся точки принятия решений. Они думают, что «выбор» перед ними стоял на 347 ходу «Цивилизации», когда они решили сыграть еще раунд (и на каждом следующем ходу между полночью и четырьмя утра).

Но выбор произошёл не в этот миг. Если вам приходится заставлять себя изменить поведение, вы уже пропустили настоящую точку выбора.

Настоящий выбор происходит в самом начале, когда вы размышляете, играть вам вообще в «Цивилизацию» или нет.

Предположим, у вас есть знакомый, который постоянно действует вам на нервы. Время от времени вы срываетесь на него и это заканчивается перебранкой. Вы точно знаете, что не должны кричать на него, и честно пытаетесь не нервничать. Когда он начинает вас раздражать, вы очень хотите успокоиться, но это никогда не работает (неважно, насколько решительно вы планируете заставлять себя сильнее в следующий раз). В таком случае я предлагаю вам не пытаться сдержать себя на пике раздражения, а вместо этого обратить внимание, что происходит за пять минут до срыва. Вот где настоящий выбор! Нельзя выбрать, срываться или не срываться в критический миг, но можно выйти из ситуации за пять минут до него.

Настоящий выбор обычно происходит за несколько минут до того выбора, за который люди упрекают себя. Если вам приходится применять силу воли, вы уже пропустили точку настоящего выбора. (В предыдущих статьях я предлагал вам пообещать себе, что вы не будете использовать силу воли для выхода из неприятных положений: знание о том, что вы наверняка не будете спасать свою задницу, если окажетесь в ситуации, требующей силы воли для выхода, заставляет вас замечать настоящую точку невозврата, когда вы проходите через нее).

Если вы замечаете в себе шаблоны поведения, которые вам не нравятся, я советую притвориться, что у вас нет никакой силы воли. Представьте мир, в котором вы просто не способны заставить себя прекратить делать что-либо увлекательное после того, как начали. Как бы вы поступали в таком мире?

Поищите триггеры, предшествующие действию, которое вы хотели бы изменить. Что происходило за час до него? А за пять минут? А что происходило за шестьдесят секунд до того, как у вас не получилось поступить так, как вам хотелось?

Вот где настоящий выбор!

Многие люди неправильно используют словосочетание «мог бы». Они относятся к себе так, как будто они «могли бы» начать смотреть сериал и остановиться в разумное время. Они ставят себя в ситуации, искушающие поступить вопреки здравому смыслу, и потом ругают себя за то, что поддались искушению.

Я, напротив, не считаю, что я «мог бы» прекратить читать хорошую книгу, и поэтому не чувствую себя ужасно, если я зачитываюсь. Вместо этого я говорю: «Ага, я вижу, что зачитываюсь увлекательными книгами. Поэтому я буду воспринимать чтение книги как единое неделимое действие, занимающее от пяти до двадцати часов, без развилок внутри». В ситуациях, в которых другие ругают себя за то, что не справились с невозможной задачей («прекратить читать и вернуться к серьезной работе»), я разбираюсь, на что я способен и на что не способен, и выясняю, когда у меня происходит настоящая точка принятия решения.

Нам, людям, доступен не любой выбор. Иногда мы способны прекратить читать интересную книгу примерно в той же мере, что и изобрести лекарство от болезни Альцгеймера. Иногда берёт верх зависимость, иногда — наследие мозга рептилии или первобытная ярость. В такие минуты мы не влияем на ситуацию. Мы совершаем выбор далеко не в каждый миг своей жизни. Часто у нас недостаточно силы воли, чтобы перебороть импульсы, инстинкты и привычки.

Цель в том, чтобы всё равно выиграть.

Наш разум не имеет абсолютной власти над нашими действиями. Часто он практически бессилен повлиять на наше поведение. Мы еще не боги. Мы все еще обезьяны. Все еще нейронные сети. Я предлагаю вам перестать ругать себя за невыполнение невозможных задач, а вместо этого начать экспериментировать и разбираться, на что вы на самом деле способны.

Ищите действия, которые позволят вам поступать в соответствии со своими желаниями до того, как решение станет трудно исполнить. Научитесь распознавать моменты, когда ваше сознание с готовностью реагирует на ваши желания. Именно в такие мгновения происходит настоящий выбор, и здесь вы можете что-нибудь улучшить.


Перевод: 
Klyuich, Alaric
Оцените перевод: 
0
Голосов пока нет
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/398