Вы здесь

Зомби! Зомби?

Элиезер Юдковский

«Зомби» в философском значении этого слова – предположительно, существо в точности подобное нам в любом отношении: одинаковое поведение, речь, мозг; каждый атом и кварк находится точно в том же месте и движется согласно тем же законам механики – отличие лишь в том, что зомби не имеет сознания.

Более того, утверждается, что если зомби «возможны» (понятие, остающееся предметом баталий), то, исходя исключительно из нашего знания об этой «возможности», мы можем a priori сделать вывод о вне-физической природе сознания – в значении, описанном далее; стандартное определение для такой точки зрения – «эпифеноменализм».

(Для тех, кто не знаком с зомби, обращаю внимание, что это не «чучело»1. См., например, статью в Стэнфордской философской энциклопедии о зомби. «Возможность» зомби признана существенной частью – вероятно, большинством – академических представителей философии сознания.)

Я где-то прочитал: «Вы не тот, кто произносит свои мысли – вы тот, кто слышит их». В иврите величайшая душа – та, которую Бог вдохнул в Адама – называется Н’шама, «слышащий».

Если вы представляете себе «сознание» как исключительно пассивное слушание, понятие «зомби» изначально кажется легко представимым. Это некто, лишенный «слышащего».

(Предупреждение: впереди много букв. Очень длинная статья из 6600 слов, затрагивающая Дэвида Чалмерса. Ее можно считать моим наглядным контрпримером к Спору с Элиезером, часть 2, где Ричард Чапелл обвиняет меня в том, что я не связываюсь со сложными аргументами настоящих философов.)

Когда вы открываете холодильник и видите, что апельсиновый сок закончился, вы думаете: «Черт, я остался без сока». Звучание этих слов, вероятно, воспроизводится в слуховом отделе коры вашего головного мозга, как будто вы слышите, как кто-то еще сказал это. (Почему я так думаю? Потому что носители китайского языка способны запоминать более длинные последовательности цифр, чем носители английского. Китайские числительные все односложные, и говорящие на китайском могут помнить до 10 цифр, в отличие от известного «7±2» для англоговорящих. Кажется, в «оперативной памяти» слухового отдела коры головного мозга существует самозамкнутая петля из повторяющихся звуков, ограничение по длине которой исчисляется в фонемах.)

Предположим, что сказанное верно; в качестве начального условия это не должно составлять трудности для сторонников зомби. Даже если в отношении людей это неверно, кажется нетрудным вообразить ИИ, разработанный на такой основе (а «возможность вообразить» - это суть спора о зомби). Сказанное не только осознаваемо в принципе – в ближайшую пару десятилетий вполне возможно, что хирурги смогут подключить сеть рецепторов нервных сигналов к слуховой коре и прочитать разворачивающееся в ней повествование. (Исследователи уже подключились к боковому коленчатому ядру2 мозга кошки и воспроизвели узнаваемые визуальные образы на входе.)

Итак, наш зомби, физически идентичный нам до последнего атома, откроет холодильник и сформирует в слуховой коре образы для фонем «Черт, я остался без сока». До этого момента эпифеноменалисты охотно с нами соглашаются.

Но, говорит эпифеноменалист, внутри зомби некому слышать; отсутствует внутренний слушатель. Внутреннее повествование произнесено, но не услышано. Вы не тот, кто высказывает ваши мысли, а тот, кто их слышит.

Они бы сказали, что, кажется, куда проще создать ИИ, который выводит на печать некое внутреннее повествование, чем показывать, что внутренний слушатель слышит его.

Спор о зомби состоит в том, что если Мир Зомби возможен – не обязательно физически возможен в нашей вселенной, лишь «возможен в теории», или «может быть представлен», или что-то в этом роде – тогда сознание должно быть вне-физическим явлением, чем-то вне и сверх обычных атомов. Почему? Потому что даже если вы каким-то образом узнаете положение всех атомов во вселенной, вам все еще предстоит услышать, как отдельный и дополнительный факт, что люди обладают сознанием – что у них есть внутренний слушатель – что мы, вероятно, не в Мире Зомби.

«Зомбизм» не то же самое, что дуализм. Декарт считал, что существует телесная субстанция и совершенно отличная от нее разумная субстанция, но Декарт также полагал, что эта разумная субстанция есть источник активной причинности, взаимодействующий с телесной субстанцией и управляющий нашей речью и действиями. Лишение человека разумной субстанции породило бы традиционного, шатающегося и завывающего, зомби.

И хотя в иврите самая сокровенная душа названа Н’шама, тот-кто-слышит, я не слышал о рабби, отстаивающем возможность зомби. Большинство рабби, вероятно, почувствовали бы отвращение к идее, что божественная частица, которую Бог вдохнул в Адама, на самом деле бездействует.

Технический термин, обозначающий веру, что сознание присутствует, но не воздействует на физический мир, - эпифеноменализм.

Хотя в споре о зомби есть и другие составляющие (я разберусь с ними далее), думаю, первое, что прельщает в «зомбизме» - это интуитивно понятный тезис о пассивном слушателе. В особенности он прельщает непрофессиональную аудиторию. Ключевое понятие просто и доступно: свет горит, вот только дома никого нет.

Философы обращаются к интуитивно понятному тезису о пассивном слушателе, когда говорят: «Конечно, мир зомби можно представить; вы в точности знаете, на что он будет похож».

Одно из величайших сражений Войны зомби происходит на почве того, что, в точности, имеют в виду, говоря, что зомби «возможны». Ранние философы-зомбисты в 1970-е просто считали, что зомби «возможны» и не трудились определить, какого рода возможность они имели в виду.

Поскольку я поднаторел в математической логике, первое, что приходит мне на ум – это логическая возможность. Если у вас есть подборка утверждений вроде (A->B), (B->C), (C>~A), то сложное убеждение логически возможно, если для него есть модель – которая, в вышеприведенном простом случае, сводится к поиску таких значений для А, В, С, что все утверждения (A->B), (B->C), (C->~A) – истинны. Тогда ответом будет A=B=C=0, а также A=0, B=C=1 или A=B=0, C=1.

Нечто будет казаться возможным – «концептуально возможным» или «представимым» - если вы рассматриваете подборку утверждений, не замечая противоречий. Но, как правило, наибольшая трудность – именно обнаружить противоречия или*, с другой стороны*, разработать полную и точную модель! Если вы ограничиваетесь простыми Булевыми утверждениями вида((А или В или С) и (В или ~С или D) и (D или ~A или ~C) …), конъюнкциями или дизъюнкциями трех переменных, тогда это очень известная задача под названием 3-SAT, одна из первых задач, для которой была доказана NP-полнота3.

Итак, то, что вы не видите противоречий в Мире зомби с первого взгляда, не означает, что противоречий не существует. Это как не видеть с первого взгляда противоречий в гипотезе Римана. От концептуальной возможности («не вижу трудности») к строгой логической возможности – огромный скачок. Легко сделать так, что это будет скачок к NP-полноте, а с использованием теорий первого порядка4, даже для ограниченных задач вычисление можно сделать сколь угодно трудным. И именно логическая, а не концептуальная возможность Мира зомби необходима, чтобы предположить, что логически всезнающий разум может знать положение всех атомов во вселенной - и все же ему нужно сообщить как дополнительный, не вытекающий [из его знания] факт то, что у нас есть внутренний слушатель.

Само по себе то, что вы пока не видите противоречие, не дает гарантии, что вы не увидите противоречие в следующие 30 секунд. «Все нечетные числа – простые. Доказательство: 3 – простое, 5 – простое, 7 – простое…»

Поэтому давайте еще немного поразмыслим над Спором о зомби. Можем ли мы придумать контрпример к утверждению «Сознание не имеет причинного воздействия на мир, которое может быть обнаружено извне»?

Если вы закроете глаза и сконцентрируетесь на вашей внутренней осведомленности, в вашем внутреннем повествовании будут появляться мысли из ряда «Я сознаю…», «Мое осознание отдельно от моих мыслей», «Я не тот, кто высказывает мои мысли, но тот, кто их слышит», «Поток моего сознания не есть мое сознание» и «Кажется, существует часть меня, которую я могу представить уничтоженной без перемен в моем внешнем поведении».

Вы даже можете произнести эти фразы вслух в то время как вы размышляете. В принципе, некто со сверхчувствительным томографом5 мог бы прочитать фонемы в вашей слуховой коре; но произнести вслух означает устранить все сомнения насчет того, вошли ли вы в мир проверяемости и физических следствий.

Определенно кажется, что внутренний слушатель ловится в акте слушания той вашей частью, что создает внутреннее повествование и приводит в движение язык.

Представьте, что таинственная инопланетная раса посетила вас и оставила в подарок таинственный черный ящик. Вы тыкаете и пинаете ящик, но (насколько можете сказать) не вызываете никакой реакции. Вы не можете вынудить ящик отсыпать вам золотых монет или ответить на вопросы, и делаете вывод, что ящик причинно неактивен. «Для всех Х, черный ящик не делает Х». Черный ящик – результат, но не причина; он эпифеноменален, не имеет причинной способности. Размышляя, вы проверяете эту общую гипотезу, чтобы понять, истинна ли она в некоторых пробных случаях, и она кажется истинной – «Превращает ли ящик свинец в золото? Нет. Кипятит ли ящик воду? Нет.»

Но вы можете видеть черный ящик; он поглощает свет и веско оттягивает вашу руку. Это также часть танца причинности. Если бы черный ящик был всецело за пределами причинной вселенной, вы бы не могли его видеть; вы никак не могли бы узнать о его существовании; вы не могли бы сказать: «Спасибо за ящик!» Вы бы не думали об этом контрпримере, формулируя общее правило. «Все Х: Черный ящик не делает Х». Но он все время был здесь.

(На самом деле, инопланетяне оставили вами другой черный ящик, на этот раз совершенно эпифеноменальный, и у вас нет ни малейшего намека, что он здесь, в вашей комнате. Они так пошутили.)

Если вы можете закрыть глаза и ощутить, что вы ощущаете – если вы можете осознавать себя сознающего, и думаете «Я сознаю, что я сознаю» - и говорите это вслух – то ваше сознание не бездействует в отношении вашего внутреннего повествования или ваших шевелящихся губ. Вы можете видеть себя видящим, и ваше внутреннее повествование отражает это, так же, как ваши губы – если вы решите сказать об этом вслух.

Я не встречал приведенный выше аргумент – «слушатель, пойманный в акте слушания» - сформулированным именно так, хотя это, конечно, может быть кем-то уже высказано.

Но общепринятым моментом является то – и философы-зомбисты это признают! – что философы Мира зомби, до последнего атома идентичные нашим философам, пишут те же труды по философии сознания.

С этого момента Мир зомби перестает быть интуитивно понятным следствием идеи пассивного слушателя.

Философы, пишущие о сознании, окажутся хотя бы одним воздействием сознания на мир. Вы можете придумать изощренные причины, почему это не так, но вам придется постараться.

Интуитивно вы предположите, что если бы ваша внутренняя осведомленность исчезла, мир бы изменился так, что ваше внутреннее повествование более не включало бы фразы вроде «Внутри меня есть таинственный слушатель», потому что таинственный слушатель исчез. Но обычно ваше внутреннее повествование может сказать «Я осознаю свою осведомленность» лишь после того, как вы сфокусируете свое сознание на собственной осведомленности – из этого следует, что если первое так и не произошло, не будет и второго. Вы можете придумать изощренные причины, почему это не так, но вам придется постараться.

Вы можете внушить себе веру в то, что «Сознание не воздействует» и не увидите противоречия, пока не поймете, что разговор о сознании – следствие того, что вы сознаете. Но как только вы поймете связь между общим правилом, что «сознание не воздействует», и его частным приложением, что сознание не воздействует на то, как философы пишут труды про сознание – «зомбизм» перестает быть интуитивно понятным и начинает требовать, чтобы вы приняли как должное странные вещи.

Первая странность, которую вы должны принять – существование Повелителя зомби, бога Мира зомби, который тайно управляет зомби-философами и заставляет их говорить и писать о сознании.

Повелитель зомби не кажется невозможным. Люди часто не вполне последовательны, говоря о сознании. Наверное, нетрудно исказить их рассуждения до уровня, скажем, обывателя, разглагольствующего в баре. Можно взять за основу болтовню тысячи обывателей на тему сознания, скормить ее не сознающему, но хитроумному ИИ – продвинутому, но не самообучающемуся – и получить на выходе рассуждения о «сознании», звучащие так же здраво, как рассуждения большинства людей – то есть, вполне бредово.

Но эти рассуждения о «сознании» не будут произвольными. Они не созданы внутри ИИ – это будет записанная имитация речей кого-то еще, всего лишь симуляция6 с главным ИИ, озвучивающим персонажей. Это не то, что имеется в виду, когда говорят о Мире зомби.

Предположим, Мир зомби до последнего атома совпадает с нашим миром, за исключением того, что его обитатели лишены сознания. Далее, атомы в Мире зомби движутся по тем же физическим законам, что и в нашем мире. Если есть «законы сопряжения», определяющие, какие соединения атомов пробуждают сознание, то эти законы неизвестны. Но, гипотетически, различие и не может быть установлено экспериментально. Когда речь идет о кварке, движущемся так или этак или воздействующем на соседние кварки – о том, что можно измерить в рамках эксперимента –действуют те же законы физики.

В Мире зомби нет места для Повелителя зомби, потому что последнему придется управлять движением зомбьих губ, а такое управление, в принципе, можно обнаружить экспериментально. Повелитель зомби движет губами – следовательно, у него есть наблюдаемые следствия. Это может быть точка, в которой электрон по знаку Повелителя движется туда, а не сюда. (Если не принимать, что Повелитель на самом деле находится внутри мира, понимаемого как структура из кварков – но тогда Мир зомби не совпадает с нашим до последнего атома, если вы не думаете, что Повелитель зомби присутствует и в нашем мире.)

Когда философ в нашем мире пишет: «Я думаю, что Мир зомби возможен», его пальцы последовательно нажимают клавиши З-О-М-Б-И. В этих нажатиях можно отследить цепь причинности: сокращение мышц, возбуждение нервов, команды, посылаемые через спинной мозг двигательной областью коры головного мозга – и далее в менее известные области мозга, где внутреннее повествование философа впервые заговорило о «сознании».

И зомби-двойник философа нажимает те же клавиши, вследствие тех же факторов с точки зрения причинности. В цепи объяснений того, почему философ пишет именно так, нет причины, которой бы отсутствовала в отношении его зомби-двойника. У двойника также есть внутреннее повествование о «сознании», которое продвинутый томограф мог бы считать из его слуховой коры. И какие бы другие мысли, или иные подобные мотивы, ни вели к такому внутреннему повествованию, они в точности те же как в нашей вселенной, так и в Мире зомби.

Итак, вы не можете сказать, что философ пишет о сознании вследствие сознания, в то время как зомби-двойник пишет о сознании по знакуПовелителя зомби или ИИ. Когда вы отслеживаете цепь причинности от клавиатуры к внутреннему повествованию, отзывающемуся в слуховой коре, и к причине повествования, вы должны найти такое же физическое объяснение в нашем мире, как и в мире зомби.

Как пишет самый убежденный защитник зомбизма Дэвид Чалмерс:

«Подумайте о моем зомби-двойнике в соседней вселенной. Он все время говорит о сознательном опыте – по сути, он кажется одержимым. Он тратит абсурдное количество времени, сгорбившись за компьютером и строча главу за главой о тайнах сознания. Он часто говорит об удовольствии, которое он получает от неких свойств чувственного опыта7, питая особую любовь к темно-зеленому и багровому. Он часто ввязывается в споры с зомби-материалистами, заявляя, что их позиция несправедлива к реалиям сознательного опыта.

И в то же время у него нет сознательного опыта вообще! В его вселенной материалисты правы, а он ошибается. Большая часть его утверждений о сознательном опыте – попросту ложь. Но, несомненно, есть физическое или физиологическое объяснение, почему он утверждает то, что утверждает. В конце концов, его вселенная всецело подчиняется законам, в ней нет чудес – следовательно, должно быть какое-то объяснение и его утверждениям.

…Любое объяснение поведения моего двойника равно будет считаться объяснением моего поведения, так как процессы внутри его тела в точности соответствуют процессам внутри моего. Основание под его утверждениями, очевидно, не зависит от существования сознания, ведь в его мире сознания не существует. Следовательно, объяснение моих утверждений также не зависит от существования сознания».

Чалмерс не выдвигает аргументы против зомби; таковы его подлинные убеждения!

Эта парадоксальная ситуация одновременно радует и пугает. Она не обязательно станет приговором убеждениям не-редукционизма, но, по крайней мере, с ней нам придется сцепиться.

Я на самом деле полагаю, что эта пилюля горчайшая из всех, что нам вовеки пришлось проглотить. Таков мой сомнительный комплимент Дэвиду Чалмерсу. Менее горькая не помогла бы прояснить все следствия, позволила бы уйти от столкновения с ними или рационализировать причину, почему все не так страшно.

Почему кто бы то ни было решил проглотить такую пилюлю? Почему кто-то выдвинул утверждение о бессознательных зомби, которые пишут труды о сознании точно по той же причине, что и наши, несомненно наделенные сознанием, философы?

Я писал не об интуитивно ясном понятии пассивного слушателя. Интуиция в этом случае может подсказать, что зомби могут водить машину, заниматься математикой или даже влюбиться – но она не говорит, что зомби пишут философские труды о своем пассивном слушателе.

Спор о зомби покоится не только на понятии пассивного слушателя. Если б дело было только в нем, думаю, спор бы уже затих. Интуитивное представление, что «слушателя» можно устранить без последствий, исчезло бы, как только вы осознаете, что ваше внутреннее повествование, по-видимому, связывается со слушателем в каждом акте слушания.

Нет, побуждение проглотить эту пилюлю исходит из совершенно иного интуитивного представления – состоящего в том, что, сколько бы атомов вы ни добавили, сколько бы масс и электрических зарядов ни взаимодействовали, они с необходимостью никогда не вызовут субъективного ощущения таинственной красноты красного. То, что расположение таких-то атомов в таком-то порядке вызывает ощущение красноты, (по Чалмерсу) может быть фактом нашей физической вселенной – но если это верно, то без данного факта можно обойтись и объяснить [это явление], не вовлекая движение атомов.

Но если вы рассмотрите второе интуитивное представление само по себе, без понятия пассивного слушателя, трудно понять, почему оно предполагает зомбизм. Возможно это всего лишь иной род вещества, отличный от атомов и дополняющий их, который не является причинно пассивным – душа, которая на самом деле порождает вещество и на самом деле играет роль причинности, когда мы пишем о «таинственной красноте красного». Уберите душу и…хм, предполагая, что вы не впадете в кому, вы точно не напишете новых трудов о сознании.

Это точка зрения Декарта и большинства других древних мыслителей. Душа имеет иную природу, но она взаимодействует с телом. Точка зрения Декарта известна как вещественный дуализм – существуют вещество-мысль, вещество-разум, отличные от атомов; но они причинно действенны, взаимодействуют с нашей вселенной и оставляют на ней различимый отпечаток.

Зомбисты же привержены дуализму свойств – они верят не в обособленную душу, а в то, что материя в нашей вселенной имеет дополнительные свойства, не относящиеся к физическим.

«Не относящиеся к физическим?» Что это значит? А то, что дополнительные свойства здесь, но они не влияют на движение атомов, в отличие от параметров электрического заряда или массы. Дополнительные свойства не обнаруживаются сторонним экспериментом; вы осознаете, что наделены сознанием, изнутри ваших дополнительных свойств, но ни один ученый не может непосредственно обнаружить это извне.

Итак, дополнительные свойства здесь, но они не являются причинно активными. Они не перемещают атомы и поэтому не могут быть обнаружены извне.

И поэтому мы (якобы) можем представить вселенную в точности, как эта, где все атомы на тех же местах, но дополнительные свойства отсутствуют, и все происходит так же, как раньше, только никто не наделен сознанием.

Мир зомби может быть физически невозможным, - скажут зомбисты, - так как установлено, что вся материя в нашей вселенной имеет дополнительные свойства, либо подчиняется «законам сопряжения», пробуждающим сознание – но Мир зомби возможен логически: законы сопряжения могли бы оказаться иными.

Но если вы осознаете, что «возможность вообразить» и логическая возможность не одно и то же, и что Мир зомби не так уж интуитивно понятен – почему вы говорите, что Мир зомби логически возможен?

Почему, почему вы говорите, что дополнительные свойства эпифеноменальны и не могут быть обнаружены?

Мы можем сделать эту дилемму еще жестче. Чалмерс верит, что существует нечто, называемое сознанием, и что это сознание воплощает подлинную и неописуемую сущность таинственной красноты красного. Это может быть свойство, не связанное с массой и зарядом, но оно есть, и это – сознание. Сказав все это, Чалмерс далее определяет, что сущность сознания эпифеноменальна и не является причинно действенной – но почему он так решил?

Как можно сказать, что возможно устранить самую суть сознания и оставить все атомы на своих местах и в том же состоянии? Если это верно, нам нужно отдельное физическое объяснение для всего того, что Чалмерс говорит о «таинственной красноте красного». То есть, одновременно существуют вне-физическая«таинственная краснота красного» и совершенно отдельная физическая причина того, что Чалмерс способен говорить о «таинственной красноте красного».

Чалмерс признает, что эти две вещи, по-видимому, должны быть связаны, но послушайте, зачем нам сразу обе? Почему бы не выбрать ту или другую?

Если вы утверждаете, что существует таинственная краснота красного, почему бы не сказать, что она взаимодействует с вашим внутренним повествованием и побуждает вас говорить о ней?

Не проще ли подход, выбранный Декартом – в строгом смысле?

Зачем заявлять о вне-материальной душе – и тут же о том, что эта душа не воздействует на физический мир – а затем вводить ужасно таинственный материальный процесс, который побуждает ваше внутреннее повествование говорить о сознательном опыте?

Почему бы не заявить об истинной материи сознания, к которой простые бездушные атомы в любом количестве не смогут ничего добавить – и только потом, зайдя так далеко, позволить этой материи сознания обладать свойствами причинности вроде тех, что позволяют философам говорить о сознании?

Я не одобряю подход Декарта. Но я хотя бы понимаю, из чего исходил Декарт. Сознание кажется таинственным, и вы заявляете о таинственной материи сознания. Прекрасно!

Но теперь зомбисты заявляют, что эта таинственная материя ничего не делает, так что вам необходимо абсолютно новое объяснение того, почему вы можете сказать, что наделены сознанием.

Это не витализм. Это нечто столь причудливое, что виталисты подавились бы кофе. «Когда огонь горит, он высвобождает флогистон. Но флогистон не оказывает экспериментально подтвержденного воздействия на нашу вселенную, так что вам придется искать отдельное объяснение, почему огонь плавит снег». Вы шутите?

Полагают ли приверженцы «дуализма свойств», что, если они заявят о новой действующей силе, которая оказывает причинное воздействие на наблюдаемые объекты, они высунут голову слишком далеко?

Что до меня, я бы сказал, что если вы заявляете о таинственном, дополнительном, отдельном, сугубо умозрительном свойстве сознания, не связанном с положениями и скоростями в пространстве, вы уже высунули голову дальше некуда. Сначала заявить о материи сознания, а потом о том, что она ни на что не влияет – во имя няшных котят, за что?

Это даже не является очевидным карьерным мотивом. «Привет, я философ сознания. Мой предмет исследования – самая важная штука во вселенной, и мне нужна наилучшая финансовая поддержка, понимаете? Хм, мило, что вы это сказали, но на самом деле явление, которое я изучаю, вообще ни на что не влияет». (Аргумент от карьеры несостоятелен, но я его привел, чтобы оставить место для отступления).

Чалмерс критикует вещественный дуализм на том основании, что не видно новой физической теории или нового вещественного взаимодействия, которые могли бы объяснить сознание. Но у дуализма свойств те же проблемы. Неважно, о каком роде двойных свойств вы говорите – как именно он объясняет природу сознания?

Когда Чалмерс заявляет о дополнительном свойстве, которым является сознание, он перепрыгивает необъяснимое. Как это поможет его теории определить далее, что это дополнительное свойство ни на что не влияет? Почему бы просто не придать ему причинность?

Если б я разозлился, именно сейчас я бы вытащил на свет дракона – притчу Карла Сагана о драконе в гараже. «У меня в гараже дракон!» Отлично! Пойдем посмотрим! «Ты его не увидишь – это невидимый дракон». Тогда я бы хотел его услышать! «Извини, дракон не слышен». Тогда я измерю прирост концентрации углекислоты! «Он не дышит». Я распылю в воздухе мешок муки, чтобы обрисовать его форму. «Дракон проницаем для муки».

Один из мотивов для попытки сделать свою теорию принципиально неопровергаемой8 – то, что в глубине души вы боитесь подвергнуть ее проверке. Сэр Роджер Пенроуз (физик) и Стюарт Хэмерофф (невролог) – вещественные дуалисты, полагающие, что в квантах протекает нечто таинственное, что Эверетт неправ и что «коллапс волновой функции» физически реален – что именно там обитает сознание, и таким образом оно оказывает причинное воздействие на ваши губы, когда вы произносите «Я мыслю, следовательно, я существую». Поверив в это, они предсказывают, что нейроны сопротивляются декогеренции достаточно долго, чтобы поддерживать макроскопические квантовые состояния.

Это процедура проверки, и до сих пор ее перспективы для Пенроуза выглядели не блестяще – но основная деятельность Пенроуза с научной точки зрения вполне респектабельна. Может, не соответствует Байесовым критериям – но все же имеет здоровые корни. Он выступил с бредовой гипотезой – указал, как ее проверить – вышел и действительно попытался проверить ее.

Как я сказал Стюарту Хэмероффу, «Думаю, гипотеза, которую вы проверяете, совершенно безнадежна, и ваши эксперименты определенно заслуживают финансирования. Даже если вы не найдете в точности то, что ищете, вы ищете там, где до вас никто не искал – и можете обнаружить что-нибудь интересное».

Итак, устранение эпифеноменализма будет неприятно тем, что зомбисты побоятся говорить о действующем веществе-сознании, ведь ученые могут отправиться искать эти дополнительные свойства – и не найти их.

Хотя я не думаю, что это справедливо в отношении Чалмерса. Если бы Чалмерсу недоставало честности к себе, он мог бы многое сделать намного проще.

(На случай, если Чалмерс читает это и действительно боится фальсификации, я укажу, что, если эпифеноменализм ложен, то существует другое объяснение так называемому сознанию, и оно будет в итоге найдено – тогда теория Чалмерса обрушится; так что, если Чалмерса заботит его место в истории, у него нет мотивов поддерживать эпифеноменализм, если он действительно не считает его истинным).

Чалмерс – один из самых неуспешных философов, кого я знаю. Иногда мне интересно, не готовит ли он нечто вроде «Побежденного атеизма». Чалмерс проводит действительно тонкий анализ… и в последний миг сворачивает в тупик. Он показывает все неувязки сценария с Миром зомби – и тут же, выбросив все свои доводы на свалку, смиренно принимает этот сценарий.

Чалмерс делает то же самое, когда подробно объясняет, почему нельзя оправдать нашу собственную веру в сознание тем, что наш зомби-двойник ошибается, говоря те же вещи по тем же причинам.

По поводу теории Чалмерса – его слова о вере в сознание не имеют причинного обоснования; вера не может быть вызвана фактом как таковым. В отсутствие сознания Чалмерс писал бы те же труды по тем же причинам.

Насчет эпифеноменализма – высказывание Чалмерса о вере в сознание не обосновано тем, что это результат процесса, систематически выдающего верные убеждения, поскольку зомби-двойник пишет те же труды в результате того же систематического процесса – и ошибается.

Чалмерс признает это и, на самом деле, объясняет в своей книге каждый довод очень подробно. Значит, Чалмерс прочно доказал, что его вера в эпифеноменальное сознание не обоснована, так? Нет, он пишет:

«Опыт сознания находится в центре нашей эпистемологической вселенной; у нас есть прямой доступ к нему. Отсюда вопрос: что, как не причинная связь с этим опытом и не механизмы формирования убеждений, обосновывает наше доверие к этому опыту? Думаю, ответ ясен: обладание опытом обосновывает доверие к нему. Например, сам факт, что у меня есть опыт красного, обосновывает мое убеждение, что у меня есть опыт красного…

Поскольку мой зомби-двойник лишен опыта, его эпистемологическая ситуация сильно отличается от моей, и его суждения лишены соответствующего обоснования. Тянет возразить, что, если мое убеждение относится к области физического, его обоснование также должно относиться к этой области – но это non sequitur (нелогично). Из отсутствия обоснований в области физического можно сделать вывод, что не обосновано убеждение моей физической части (скажем, мозга). Но вопрос в том, обосновано ли мое убеждение, а не убеждение моего мозга –ведь, если дуализм свойств верен, то я – нечто большее, чем мой мозг».

Итак – если я верно понял этот тезис – есть «подлинный я», где-то за пределами моего мозга, который верит, что он не зомби, и непосредственно ощущает опыт зомби-небытия – и это обосновывает его веру.

Но Чалмерс лишь написал все это в своей очень даже физической книге, и то же сделал Чалмерс-зомби.

Чалмерс-зомби не смог бы написать книгу благодаря тому, что за пределами мозга есть «подлинное зомби-я» – должна быть совершенно иная причина в рамках законов физики.

Следовательно, даже если существует скрытая часть Чалмерса, сознающая и верящая в сознание прямо и непосредственно, также существует отделимое подпространство Чалмерса – закрытая для причинности познающая подсистема, действующая всецело в рамках физики – именно это «внешнее я» проговаривает чалмерсово внутреннее повествование и пишет труды о сознании.

Не вижу способа избежать обвинения, что, исходя из его же собственной теории, этот отделимый внешний Чалмерс сошел с ума. Это часть Чалмерса, которая одинакова в этом мире и в Мире зомби, и в каждом из миров она пишет философские труды о сознании без веских причин. Его философские труды не исходят из внутреннего ядра осведомленности и убеждения в осведомленности, они исходят из обычной физики внутреннего повествования, которое заставляет пальцы Чалмерса нажимать на клавиши компьютера.

И этот безумный внешний Чалмерс пишет философские труды, которые вдруг оказываются совершенно правильными, по отдельной и дополнительной чудесной причине. Чудо не является логически необходимым (тогда был бы логически возможен и Мир зомби). Это физически возможное чудо, которое оказывается верным в том, что мы полагаем нашей вселенной, даже несмотря на то, что наука не может различить нашу вселенную и Мир зомби.

Или по меньшей мере так покажется исходя из того, что говорит нам безумный, по его собственному признанию, внешний Чалмерс.

Думаю, я говорю за всех редукционистов, когда произношу «Эээ…?»

Это не эпициклы. То есть, «Движение планет следует этим эпициклам – но эпициклы на самом деле ничего не делают – что-то еще, что я не могу объяснить, движет планеты так, как это описывают эпициклы – и, я бы сказал, даже если б не было никаких эпициклов».

У меня нестандартный взгляд на философию, поскольку я смотрю на всё глазами разработчика ИИ; конкретнее – самосовершенствующегося ИИ общего характера со стабильной структурой мотивации.

Когда я думаю о разработке ИИ, я рассматриваю такие принципы, как теория вероятности, Байесовы представления о свидетельстве как дифференциальной диагностике и, прежде всего, согласованность [связность] мышления. Любой самосовершенствующийся ИИ, начинающий работу в состоянии несогласованного мышления, долго не протянет.

Если самосовершенствующийся ИИ обратится к той своей части, что делает заключение Б исходя из условия А – части, что записывает Б в память, когда истинно условие А – исследовав эту часть, ИИ определяет, каким образом она (причинно) действует в контексте большой вселенной, и решает, что эта часть систематически записывает в память ложные данные – тогда ИИ вносит в себя изменение: не записывать Б в область убеждений при условии А.

Любая эпистемологическая теория, не принимающая во внимание согласованность [связность] мышления – не лучшая теория, чтобы строить на ее основе самосовершенствующийся ИИ. С моей точки зрения, это сокрушительный аргумент, принимая во внимание, для чего я на самом деле собираюсь применять философию. Так что, в любом случае мне придется разработать теорию, предусматривающую согласованность мышления. И когда я это сделаю – ей-богу, согласованность мышления обретет интуитивно понятный смысл.

Таков необычный аспект, в котором я предполагаю рассматривать все эти вопросы. А теперь вернемся к Чалмерсу.

Причинно замкнутый «внешний Чалмерс» (на которого никак не влияет «внутренний Чалмерс» со своими отдельными, дополнительными знаниями и убеждениями) должен осуществлять некое систематически ненадежное, недозволенное действие, которое необъяснимым образом побуждает внутреннее повествование порождать убеждения о «внутреннем Чалмерсе» - правильные без какой-либо на то причины, логичной в нашей вселенной.

Но у внешнего Чалмерса или любого ИИ с последовательным мышлением и самодиагностикойнет возможных оснований, чтобы верить в эту чудесную правильность. Хорошо спроектированный ИИ, думаю, выглядит как последовательно мыслящий разум, воплощенный в системе причинности, с проверяемой теорией того, как эта система причинности систематически порождает точные убеждения, решая при этом поставленные перед ней задачи.

Итак, ИИ вглядится в Чалмерса и увидит познавательную систему с замкнутыми причинными связями, выдающую бессмысленное внутреннее повествование. Бессмыслица, по-видимому, существенно влияет на то, что, по мысли Чалмерса, должно считаться морально целостной личностью.

Эту проблему не нужно решать теоретикам Дружественного ИИ – сложность возникает, лишь если вы эпифеноменалист. Если верить редукционистам (сознание возникает в пределах атомарной структуры, или вещественным дуалистам (сознание представляет собой причинно действенную нематериальную сущность), говорящий о сознании говорит о чем-то реально существующем, и последовательно мыслящий байесианский ИИ может понять это, отследив цепь причин, побуждающих человека говорить о «сознании».

По Чалмерсу, познавательная система с замкнутыми причинными связями, порождающая чалмерсово внутреннее повествование, работает с (таинственными) искажениями, поскольку чудесным образом – не с необходимостью, а случайно и только в нашейвселенной – выдает верные ответы. Более того, внутреннее повествование утверждает, что «внутреннее повествование, работает с (таинственными) искажениями, но чудесным образом верно отражает обоснованные представления эпифеноменального внутреннего ядра»

Да неужели!

Не пора ли вам уже отбросить эту идею? Не пора ли, на самом грубом интуитивном уровне, прийти к мысли: «О чем я только думал?»

Человечество накопило обширный опыт того, как выглядят верные представления о мире. Они выглядят совсем не так.

«Аргумент от недоверия», - вы говорите. Отлично, вы хотите, чтобы я это сказал? Указанная чалмерсианская теория заявляет о множественных необъяснимых сложных чудесах. Это обрушивает ее изначальную вероятность, согласно вероятностному правилу конъюнкции и Бритве Оккама. Следовательно, над ней берут верх, самое малое, две теории, которые предусматривают меньше чудесного, а именно:

  1. вещественный дуализм:
  • «существует еще не понятая материя сознания, необычайная сверх-физическая материя, которая оказывает видимое воздействие на наш мир; именно эта материя побуждает нас говорить о сознании».
  1. Не-вполне-основанный-на-вере редукционизм:
  • так называемое «сознание» возникает в рамках физики не понятым пока образом, в точности как последние три тысячи раз, когда человечество сталкивалось с чем-то таинственным.

  • интуитивное представление, что вещество не может, теоретически, быть частью сознания, - неверно. Точное знание причин, почему вы можете рассуждать о сознании, могло бы подтолкнуть вас к пониманию вещей, о которых вы не имеете пока никакого представления; и впоследствии вы бы осознали, что ваши доводы о том, что в физике нет места сознанию, имели изъян.

Сравните с эпифеноменальным дуализмом свойств:

  • У вещества есть дополнительные свойства, обусловленные сознанием, которые мы пока не понимаем. Эти свойства эпифеноменальны по отношению к экспериментальной физике – они не воздействуют на движение частиц.

  • Отдельносуществует еще не понятая физическая причина, по которой философы могут говорить о сознании и выдумывать теории двойных свойств.

  • Чудесным образом, когда философы говорят о сознании, законы сопряжения с нашим миром в точности таковы, что рассуждения о сознании оказываются верными, хотя они и возникают вследствие неисправности (логически не допустимых выводов) в познавательной системе с замкнутыми причинными связями, которая строчит философские труды.

Знаю, что мои слова основаны на ограниченном опыте. Но исходя из моего ограниченного опыта Спор о зомби может быть кандидатом на самую безумную идею в философии.

Временами вы как рационалист вынуждены верить в вещи, кажущиеся вам странными. Странными кажутся относительность, квантовая механика, естественный отбор.

Но эти странности закреплены солидными свидетельствами. Есть разница между верой в что-то странное, но в полной мере подтвержденное наукой –

  • и верой в утверждение, которое кажется совершенно безумным, поскольку большой сложный философский спор крутится вокруг неопределенных чудес и громадных слепых пятен, даже не претендующих на постижимость -

  • и даже после того, как вы примете на веру все, что вам говорят, явление все еще будет казаться тайной и останется таким же удивительно непроницаемым, каким было изначально.

Если бы все аргументы Дэвида Чалмерса по отдельности казались правдоподобными – а они таковыми мне не кажутся – то рационалисту уместно было бы сказать:

«Ладно… Признаю, что не знаю, как работает сознание… может, я неверно подхожу к проблеме как таковой или задаю неверные вопросы…но эта тема с зомби не может быть здравой. Аргументы недостаточно хорошо стыкуются, чтобы вынудить меня во все это поверить – особенно когда я понимаю, что не стану оттого менее озадаченным. На уровне чутья, она просто не похожа на то, как действительность могла бы работать на самом-самом деле.

Обратите внимание, я не говорю, что это заменит аккуратное аналитическое опровержение тезиса Чалмерса. Система 1 не заменит Систему 2, хотя она может направить к цели. Вам все же придется найти, в чем именно загвоздка.

Чалмерс написал толстую книгу, не полностью доступную в бесплатном анонсе Гугла. Я не воспроизвел длинные цепи аргументов, которые Чалмерс обстоятельно выдвигает против себя. Я лишь взялся за окончательное опровержение последних доводов Чалмерса в свою защиту, которые он еще не противопоставил моим знаниям – чтобы загнать мяч на его поле, где он и был.

Но на глубинном уровне – да, при виде аргументов в пользу зомби разумно сказать: «Это не может быть верно», - и начать поиск ошибки.

  • 1. Понятие «чемпион» (steel man) используется, когда обращаются к наиболее сильной форме позиции или аргумента противника. «Чучело» (straw man)- это искажение позиции или аргумента оппонента с тем, чтобы их было легко опровергнуть.
  • 2. *Боковое коленчатое ядро -**одно из двух клеточных ядер таламуса, расположенных на концах каждого из оптических трактов, из которых зрительные пути идут к полосатой области затылочной коры.*
  • 3. NP - класс задач, решения для которых можно быстро проверить. NP-полная задача - задача, умея решать которую, можно решить любую NP-задачу
  • 4. Теория первого порядка – теория, в которой можно формулировать утверждения про объекты ее модели, но не про множества объектов.
  • 5. fMRI – functional magnetic resonance imaging, функциональная магнитно-резонансная томография.
  • 6. Holodeck - Holographic Environment Simulator (Голографический симулятор окружающей среды) - система виртуальной реальности для экипажей космических кораблей вселенной Star trek.
  • 7. Термин, используемый в аналитической философии сознания для обозначения сенсорных, чувствительных явлений любого рода. В более точных философских терминах квалиа — это свойства чувственного опыта.
  • 8. Unfalsifiable, нефальсифицируемой (согласно критерию Поппера).
Перевод: 
Son_goku
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/252