Вы здесь

Редуктивная отсылка

Элиезер Юдковский

Основной тезис редукционизма (в моей формулировке) состоит в том, что человеческий разум ради эффективности использует многоуровневую карту, в рамках которой мы думаем об «атомах» и «кварках», «руках» и «пальцах», «тепле» и «кинетической энергии», как об отдельных сущностях. В то же время, реальность состоит из одного уровня. Атомы не являются некой дополнительной сущностью, чьё влияние на цепочку причин и следствий выходит за рамки влияния кварков.

Сади Карно сформулировал предшественника Второго Закона термодинамики, используя теорию теплорода, в которой тепло считалось жидкостью, перетекающей из горячих тел в холодные. Теплород создавался огнём и заставлял газы расширяться. До того, как люди додумались до редукции, свойства тепла изучались отдельно от кинетики. Если вам нужно спроектировать паровой двигатель, суммарный эффект всех этих крошечный вибраций и столкновений, что мы называем «теплом», можно представить значительно проще, чем при помощи полного квантово-механического описания каждого отдельного кварка. Люди думают лишь об относящихся к задаче величинах, которые действительно влияют на результат, и благодаря этому производят эффективные вычисления.

Однако реальность, судя по всему, использует всю квантовую механику кварков. Как-то раз я общался с человеком, который считал, будто использование общей теории относительности для решения задачи с малыми скоростями (например, скоростями артиллерийского снаряда) приведёт к неверному ответу. Не просто потребует больше вычислений, а даст ошибочный с точки зрения эксперимента результат — потому что при низких скоростях, артиллерийские снаряды подчиняются ньютоновской механике, а не ОТО. Но физика не работает таким образом. Реальность продолжает пользоваться теорией относительности, даже когда разница окажется лишь в четырнадцатом знаке после запятой, что человек воспринял бы как бессмысленную трату вычислительных ресурсов. Физика делает всё при помощи грубой силы. Ещё никто никогда не замечал, чтобы физика упрощала свои вычисления (если, конечно, Повелители Матрицы не стирали свидетелям память).

Таким образом, наша карта очень сильно отличается от территории. Наши карты — многоуровневые, а территория — одноуровневая. И раз представление столь отлично от обозначаемого объекта, в каком смысле убеждения вида: «Я ношу носки» могут быть истинными? Ведь сама сама реальность состоит лишь из кварков.

На случай, если вы забыли, что значит слово «истинный», я напомню классическое определение Альфреда Тарского:

Утверждение «снег белый» истинно тогда и только тогда, когда снег белый.

В случае, если вы забыли, в чём разница между утверждениями «Я верю в то, что снег белый» и « „Снег белый“ – истина», перечитайте эссе «Качественное замешательство». Нельзя получить истину лишь путём размышлений: если вы хотите, например, узнать, является ли истинным утверждение: «утренняя звезда = вечерняя звезда», вам потребуется телескоп. Изучить лишь сами убеждения недостаточно.

Именно это упускают постмодернисты, вопрошающие: «Но откуда вы можете знать, что ваши убеждения истинны?» Когда вы проводите эксперимент, вы на самом деле выходите за пределы собственной головы. Вы вступаете в сложное взаимодействие, результат которого с точки зрения причин и следствий определён предметом рассуждения, а не одними только вашими убеждениями о нём. Однажды я определил «реальность» так:

Даже когда у меня есть простая гипотеза, которая прекрасно согласуется со всеми известными мне данными, всё равно что-нибудь может меня удивить. Так что мне нужно по-разному называть те штуки, которые определяют мои предсказания, и ту штуку, которая определяет результат опыта. Первое я называю «убеждениями», а второе — «реальностью».

Интерпретация вашего эксперимента по-прежнему зависит от ваших исходных убеждений. Я не собираюсь сейчас рассматривать вопрос о том, Откуда Берутся Исходные Убеждения, так как это было бы отступлением от темы эссе. Суть в том, что истина определяется как идеальное сопоставление между убеждением и реальностью. Если мы понимаем, что планеты отличны от убеждений о планетах, мы можем провести такой эксперимент, что позволит проверить, является ли убеждение «утренняя звезда и вечерняя звезда – это одна и та же планета» истинным. Этот эксперимент будет включать в себя использование телескопов, а не одну лишь интроспекцию, так как мы понимаем, что «истина» подразумевает сравнение внутреннего убеждения и внешнего факта. Поэтому мы используем инструмент — телескоп, — наблюдения через который, насколько нам известно, зависят от внешней действительности — планеты.

Убеждение, что телескоп способен помочь нам определить «истинность» убеждения «утренняя звезда = вечерняя звезда» основывается на нашем предшествующем убеждении о том, как телескоп взаимодействует с планетой. Повторюсь, я не собираюсь рассматривать проблему исходных убеждений в данном эссе, разве что процитирую одну из моих любимых строчек Рэймонда Смаллиана: «Если более умудрённый читатель возразит, что данное утверждение является всего лишь тавтологией, то пусть хотя бы отдаст ему должное за внутреннюю непротиворечивость». Аналогично, я нахожу использование телескопа примером не порочного логического круга, а самосогласованности: для любого систематического способа получения истинных убеждений должно существовать рациональное объяснение того, как он работает.

Вопрос, интересующий нас сейчас: как мы можем рассуждать об истинности утверждения «снег белый», если в реальности существуют лишь кварки?

Наши убеждения о «снеге» и «белизне» порождаются определёнными наборами нейронных связей — пусть даже мы не в состоянии точно представить, как эти связи выглядят. Нейронные связи сами по себе воплощены в виде некоторого набора кварков, о котором мы знаем и того меньше. Где-то во внешнем мире существуют молекулы воды, температура которой достаточно низка, и молекулы организуются в виде повторяющейся мозаичной структуры. Эта структура совершенно не похожа на переплетение нейронов. В каком смысле сравнение одного (непостоянного) набора кварков с другим делает убеждение «снег белый» истинным?

Очевидно, ни я, ни кто-либо другой не может предложить Функцию Идеального Кваркового Сопоставления, которая для утверждения «снег белый» принимает на вход кварковые описания заключённого в нейронах убеждения (а также всего остального мозга) и снежинки (а также законов оптики), а в качестве результата возвращает «истинно» или «ложно». Да и не факт, что фундаментальный уровень — это действительно поля частиц.

С другой стороны, выкидывать на помойку все наши убеждения из-за того, что они не представлены в виде гигантского набора характеристик кварков, с которым всё равно невозможно работать и который мы не можем получить… кажется, не слишком разумно. Это не лучший способ достигнуть наших целей.

Мне представляется, что такие слова как «снег» или «белый» можно считать чем-то вроде долговой расписки. Нам не известно точно, какие именно физические конфигурации кварков считаются «снегом», однако, тем не менее, что-то вы зовёте снегом, а что-то — нет, и, даже если вы иногда ошибаетесь (например, относительно искусственного снега), Идеальный Всезнающий Научный Интерпретатор увидел бы сконцентрированный кластер в центре и перерисовал бы границы так, чтобы получить определение проще.

В одноуровневой вселенной, чей нижний уровень неизвестен наверняка или же слишком обширен для решения наших задач, концепции в многоуровневом разуме можно воспринимать как что-то вроде долговых расписок. Мы не знаем, чему точно они соответствуют. Однако, судя по всему, мы способны отличать положительные примеры от отрицательных, способны на этом основании делать предсказания, поэтому мы предполагаем (возможно, несколько обобщая при этом), что в кварках есть некоторое различие, что существуют какие-то отличия на фундаментальном уровне, объясняющие отличия в наших ощущениях и, в конце концов, приводящие к тому, что мы говорим «снег» или «не снег».

Я вижу эту белую субстанцию, в разных ситуациях она оказывается одной и той же, поэтому я предполагаю, что в окружающей среде есть какая-то стабильная неявная причина её существования. И я называю эту белую штуку «снег». «Снег» — это долговая расписка, описывающая простую мысленную границу, которая содержит в себе незримые причины моего опыта.

Мысленный эксперимент Хилари Патнэма (в котором вода это не H2O, а некая иная субстанция, обозначаемая XYZ, со всеми известными нам свойствами, характерными для воды) и последующий за ним философский спор, помогает пристальнее рассмотреть этот вопрос. У «снега» нет известного нам логического определения. Скорее это полученный эмпирически указатель на логическое определение. Такое рассуждение остаётся истинным, даже если вы считаете, что снег это кристаллы льда, которые в свою очередь являются сочетанием молекул воды при низкой температуре. Молекулы воды состоят из кварков. Что если окажется, что кварки состоят из чего-то ещё? Чем в таком случае окажется снежинка? Вы не знаете, но она останется снежинкой, а не превратится в огнетушитель.

И, конечно же, эти абзацы, которые я только что написал, находятся куда выше уровня кварков. «Воспринимать белую субстанцию на уровне чувств, отнести её к какой-то категории и подумать:“снег“ или „не снег“ » — это тоже рассуждения, которые находятся гораздо выше кварков.

Таким образом, мои мета-убеждения также являются долговыми расписками, и Идеальный Всезнающий Научный Интерпретатор знал бы какая конфигурация кварков (или чего бы там ни было), приводит мой мозг в состояние, соответствующее убеждению «верить в то, что снег белый».

Но тогда вся доступная нам реальность состоит из таких долговых расписок. Кто-то мог бы назвать это порочным кругом, я же предпочитаю называть это самосогласованностью.

Балансировать на шаткой эпистемологической жёрдочке — в отношении убеждений как о реальности, так и о рефлексии — где-то высоко-высоко над неизвестной фундаментальной реальностью и надеяться не свалиться может быть несколько пугающим занятием.

Впрочем, если подумать, то сложно представить иной вариант событий.

Таким образом, утверждение «реальность не содержит руки как фундаментальные сущности, существующие дополнительно и независимо от кварков» совершенно не то же самое, что «рук не существует» или «у меня нет рук». Нет никаких фундаментальных рук. Руки состоят из ладони и пальцев, которые в свою очередь состоят из мышц и костей, и так далее вплоть до полей элементарных частиц, которые, насколько нам известно, являются фундаментальными причинностными сущностями.

Это не то же самое, что утверждение «рук не существует». Не то же самое, что «слово „руки“ — это долговая расписка, которая никогда не будет оплачена, так как не существует эмпирического кластера, ему соответствующего». Или же «расписка „руки“ никогда не будет оплачена, потому что логически невозможно согласовать все необходимые характеристики». Или «утверждение „люди имеют руки“ логически непротиворечиво, но это не то состояние, в котором находится реальность».

Просто там, где мы видим «руки», на самом деле существуют конфигурации элементарных частиц. У этих конфигураций есть общие свойства, но они не фундаментальны.

Если бы я действительно не имел рук — если бы реальность внезапно перешла в то состояние, которое мы бы описали как «у Элиезера нет рук» — вскоре бы реальность соответствовала состоянию, которое мы бы описали как «Элиезер кричит, а кровь хлещет из обрубков его кистей»

И это истинно, даже несмотря на то, что в предложении выше не были указаны какие-либо положения кварков.

Соответственно, предыдущее предложение мета-истинно.

Карта содержит множество уровней, территория — всего лишь один. Это не значит, что более высоких уровней «не существует», аналогично дракону в гараже, которого там нет, или миражу в пустыне, который приводит к ожиданию питьевой воды там, где пить нечего. Высшие уровни вашей карты не ложны, не лишены референта: их референты находятся в единственном уровне физики. Если бы «крылья самолета» не существовали, самолет бы упал. «Крылья самолета» явно существуют в многоуровневой модели самолета в голове инженера, а также не явно в квантовой физике реального самолета. Неявное существование не то же самое что несуществование. Точное описание этой неявности нам не известно —– оно оно не представлено в явном виде на нашей карте. Но это не мешает нашей карте работать или даже быть истинной.

Каждое понятие и убеждение в вашем мозгу, включая мета-убеждения о том, как ваш мозг работает и почему вы в состоянии формировать точные убеждения, находятся намного-намного выше реальности. И понимание этого несколько пугает…


Перевод: 
Горилла В Пиджаке
Номер в книге "Рациональность: от ИИ до зомби": 
220
Оцените перевод: 
Средняя оценка: 5 (4 votes)
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/455