Вы здесь

Выученное непонимание

Анна Саламон

Однажды у меня сломалась посудомоечная машина. Я позвала на помощь Стива Рейхока, потому что он «хорошо разбирается в технике».

«Слив засорился», — сказал он.

«Как ты это понял?» — спросила я.

Он указал на оставшуюся грязную воду.

«Вода не уходит».

Мы прочистили засор, и посудомоечная машина заработала.

Я чувствовала себя глупо, потому что тоже могла бы до этого додуматься. Вода не уходила — возможно, потому что слив засорился. Базовая рациональность в действии.1

Но вместо того, чтобы подумать о проблеме хотя бы десять секунд, я классифицировала проблему как «техническую». И вспомнила, что «не знаю, как работает техника» (кэшированная мысль). А потом под влиянием моей кешированной веры в то, что существует магический «способ заставить технику работать», о котором знают другие люди, но не знаю я, я вообще перестала пытаться думать на эту тему.

«Техника» была для меня ментальным стоп-сигналом — пустой областью, которая всегда оставалась пустой, потому что я никогда не задавала напрашивающихся следующих вопросов (например: «Замечаю ли я в посудомоечной машине что-то необычное? Почему на её дне вода?»)

Когда я преподавала математику, новые ученики вели себя так, будто формулы степеней (или любой другой изучаемый материал) упали с неба на каменных скрижалях. Они жёстко цеплялись за эти ниспосланные правила. Им не приходило в голову попытаться их понять или сымпровизировать. Студенты относились к математике так же, как я к сломанным посудомоечным машинам.

Чтобы описать состояние, при котором некто научился вести себя так, будто он беспомощен, Мартин Селигман когда-то ввёл термин «выученная беспомощность». Я думаю, что нам нужен термин для выученной беспомощности в мышлении. Мне нравится вариант «выученное непонимание»2 3. Люди, павшие жертвой выученного непонимания, всё ещё могут что-нибудь делать — мои ученики иногда повторяли формулы снова и снова, нанимали репетитора и так далее. Но в их исполнении это походило на ритуал поклонения неизвестному божеству — какая-то их часть прикладывала усилия, но их центр, отвечающий за понимание предмета, сдался.

На всякий случай подчеркну: вызвать сантехника и понять, что он знает больше, чем вы, зачастую очень хорошая идея. Однако нужно избегать ситуаций, в которых вы мысленно ограничиваете собственные способности, сохраняете какие-то куски вашей карты пустой, потому что решили, что некая область либо не подчиняется никаким законам, либо рассуждать о ней могут лишь люди, обладающие какими-то особыми навыками.

Обращайте внимание на собственное выученное непонимание

Выученное непонимание встречается часто. Предполагаю, что большинство из нас воспринимает почти всё вокруг как нечто совершенно непостижимое4. Чтобы увидеть собственное непонимание, попробуйте примерить на себя следующие примеры:

  1. Когда у Сандры ломается компьютер, она беспомощно бежит к своей соседке по комнате за помощью, ведь Сандра «не ладит с компьютерами». Её соседка, напротив, куда-то тыкает, что-то вводит, лезет в Google и находит решение.5

  2. Большинство ученых знают, что научный метод — это хорошо (и, например, что p-значения меньше 0,05 — это хорошо). Но многие не просто не понимают, почему научный метод (или подобные p-значения) хорош. Они не понимают, что могли бы это понять.

  3. Многие, сталкиваясь с вопросами о сознании, морали или Боге, ожидают, будто для таких ситуаций нужен какой-то особый способ рассуждений. Таким образом они не доверяют собственным впечатлениям и отгораживаются от них.

  4. Фред осознаёт, что интуитивно опасается развития нанотехнологий. Но на его карте интуиции соответствует пустое пятно: он может пойти на поводу у своей интуиции, может её проигнорировать, но он не в состоянии её исследовать6. Ему не приходит в голову изучить причины своих интуитивных представлений или оценить степень их точности.

  5. Мне трудно писать художественную литературу — впрочем, алкоголь помогает. Проблема в том, что, поскольку я не умею писать художественный текст и мне больно замечать собственное неумение, большая часть моего разума предпочитает либо вообще не писать, либо писать без энтузиазма, ковыряясь в мелких деталях. Точно так же многие специалисты по высшей математике избегают попыток попробовать себя в философии, социальных науках или других «грязных» областях знаний.

  6. У Боба есть смутное желание «победить» в жизни и смутное недовольство своей нынешней траекторией. Но он никогда не пытался сформулировать, что именно он подразумевает под «победой», или что ему нужно изменить, чтобы добиться её. Он даже не понимает, что он мог бы этим заняться.

  7. Сандра просто почти ни о чем не думает. Она ездит на работу в машине, которая работает «по волшебству», садится на своё место в офисе компании, которая приносит прибыль «по волшебству», и всерьёз думает лишь над своей работой. Затем она заказывает ланч, который ей «по волшебству» нравится, болтает с коллегами, используя «по волшебству» привычные шаблоны общения, работает ещё четыре часа и возвращается домой к отношениям, которые «волшебным» образом преуспевают или терпят крах.

Я не хочу сказать, что мы постоянно должны пересматривать вообще всё. Полезно уметь направлять своё внимание и сосредотачиваться на своей работе. Но обсуждаемое здесь «выученное непонимание» не связано с какой-то целью. Выученное непонимание — это не просто решение игнорировать некую область. Это вера в то, что данная область для вас недоступна. Это отстранение от тех частей вашего разума, которые могли бы разобраться в непонятном.

По аналогии: часто есть веские причины чего-нибудь не делать, например, не искать новую работу, нового романтического партнера, не осваивать новые навыки… Однако если человек всё это не делает из-за подавляющей выученной беспомощности, это плохо.

Как уменьшить выученное непонимание

Есть много причин, почему люди чувствуют себя беспомощными при попытке понять что-либо. Например:

  • А. Просто привычка. Вы не привыкли думать об этом. Поэтому автоматически вы об этом и не думаете;

  • Б. Желание избежать неминуемых поначалу грубых ошибок, которые поставят вас перед фактом вашей возможной некомпетентности (как, например, мой страх писать художественную литературу);

  • В. Избегание социальных конфликтов или претензий на статус. Если ваш начальник / супруг / супруга / кто угодно ещё расстроится от вашего несогласия, вам может быть выгодно «не разбираться» в некоей области.

Поэтому, если вы хотите уменьшить своё выученное непонимание, постарайтесь замечать области, которые вас волнуют, но которые вы при этом считаете «непостижимыми». Затем посейте в своём разуме мысли, касающиеся этой области: установите таймер на десять минут и напишите как можно больше вопросов на эту тему. Ещё лучше: пообщайтесь с людьми, для которых эта область не является непостижимой. Научитесь делать что-нибудь новое, чтобы лучше погрузиться в эту тему. Спросите, какие вспомогательные навыки могут вам помочь.

Если возникают страхи, такие как (Б) и (В), попробуйте спросить себя: «Интересно, что нужно сделать, чтобы [достичь моей цели]?». Например: «Интересно, что мне нужно, чтобы чувствовать себя комфортно, когда я танцую?» или «Интересно, что мне требуется, писать литературные тексты без страха?».

Вам даже не обязательно отвечать на эти вопросы. Если это тема, которой вы боялись, то просто спросите. Это даст вам толчок. Затем найдите ответы в Google, Wikipedia или How.com и наслаждайтесь получением компетенции.

  • 1. Ричард Фейнман в детстве удивлял других людей тем, что «чинил радиоприёмники, думая»[Это отсылка к знаменитой книге «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман» — Прим.перев.]. Судя по всему, люди часто не обращают внимание на то, что умение размышлять помогает в работе с машинами.
  • 2. Спасибо Стиву Рейхоку за этот термин. Также спасибо Люку Мюльхаузеру за помощь с этим эссе.
  • 3. В оригинале «learned blankness». — Прим.перев.
  • 4. Гарри Поттер Элиезера Юдковского предполагает, что для становления героем нужно, чтобы выученное непонимание не поглотила тебя целиком, то есть, чтобы твой мир не превратился в узенькие туннели мыслей, окружённые огромными пластами непостижимого. Цитирую:

    — Ну… — потянул Гарри. Вилка и нож в его руках нервно пилили отбивную на всё более тонкие ломтики. — По-моему, нетрудно сделать что-нибудь, если оно лежит в рамках привычного мира… Например, если от тебя ждут, что ты это сделаешь, или если у тебя уже есть необходимые для этого навыки, или ты выполняешь работу под наблюдением человека, который не даст тебе совершить ошибку и проследит, чтобы ты сделал свою часть. Но для таких ситуаций, скорее всего, уже есть готовые решения, а значит в них не нужны герои. Поэтому я считаю, что люди, которых мы называем «героями», редки, поскольку им приходится всё делать самостоятельно, а большинство чувствует себя неуютно в таких обстоятельствах.

  • 5. Спасибо Заку Дэвису за замечание о том, что навык «ладить с компьютерами», судя по всему, в значительной степени основывается на желании пробовать различные способы решения проблемы и разбираться, как всё устроено. Если вы хотели бы уменьшить количество выученного непонимания в своей жизни и пока не слишком ладите с компьютером, можете попробовать развить у себя этот навык в понимании Зака.
  • 6. Один из способов подступиться к причинам своей интуиции — это представить какой-нибудь другой сценарий и посмотреть, как на него отреагирует ваша интуиция. Фред мог бы спросить себя: «Предположим, нанотехнологии развились бы в результате Манхэттенского проекта. Насколько было бы всё плохо?» Или: «Предположим, Джон (от которого я всё это узнал) изменил бы своё мнение о вероятности катастрофы. Как бы это повлияло на мои взгляды?»

Перевод: 
Герман Васнецов, Alaric
Оцените перевод: 
Средняя оценка: 4.7 (9 votes)
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/610