Вы здесь

31 закон удовольствия

Элиезер Юдковский

«Утопия? Вот это? Надо же…
По-моему, на Ад походит больше».

сэр Макс Бирбом, стихотворение, названное
«Надпись на экземпляре Утопии Мора (или Шоу, или Уэллса, или Платона, или кого угодно другого)»

Это краткое изложение цепочки «Теория удовольствия». Оно состоит из советов для авторов или футурологов, желающих описать мир, в котором людям действительно хотелось бы жить. Вся теория осталась «за кадром».

  1. Подумайте о типичном дне человека, который живёт в Утопии уже не первый день. Не зацикливайтесь на первых мгновениях «о-я-услышал-хорошую-новость». Усталый, измученный бедностью крестьянин обрадуется, услышав в раю, что «тебе больше не нужно работать, а улицы вымощены золотыми плитками!», но, скорее всего, спустя пару месяцев он уже будет не настолько счастлив от этого. (Prolegomena to a Theory of Fun1.)

  2. Хорошо подумайте перед тем, как внедрять в вашу Утопию какие-то занятия, которые вы считаете обязательными, хотя они не являются приятными. Взгляните на тот же христианский рай: пение гимнов не выглядит сверхудовольствием, но раз молитвой положено наслаждаться, никто не заостряет на этом внимание. (Prolegomena to a Theory of Fun.)

  3. Упрощение компьютерной игры не всегда её улучшает. То же самое верно и для жизни. Думайте не о полном уничтожении работы, а о том, как избавить людей от «низкокачественной» рутины, чтобы они могли заниматься «высококачественными» сложными делами. (High Challenge.)

  4. В жизни нужны новые ощущения и опыт, и лучше, чтобы он учил чему-то новому. Если новый опыт поступает слишком медленно (по сравнению со скоростью его усвоения и обобщения), будет скучно. (Complex Novelty.)

  5. Люди должны умнеть со скоростью, достаточной для интеграции старого опыта. Но они не должны умнеть настолько быстро, что им некуда будет применить свой новый интеллект. Чем умнее человек, тем быстрее ему становится скучно, но умный человек может решать задачи, которых раньше просто не понимал. (Complex Novelty.)

  6. Люди должны жить в мире, в котором их чувства, тела и мозги используются на полную катушку. Либо мир должен больше напоминать первобытную саванну, чем, скажем, офис без окон, либо мозги и тела должны быть модифицированы, чтобы различные разновидности сложных задач и окружений задействовали их полностью. (Для развлекательной фантастики предпочтителен первый вариант.) (Sensual Experience.)

  7. Тимоти Феррисс писал: «Что противоположно счастью – горе? Нет. Любовь и ненависть – две стороны одной и той же монеты, то же самое справедливо для счастья и горя… Антитеза любви – безразличие, противоположность счастья – скука, в том-то и вся загвоздка… Следует задаваться не вопросами „Чего я хочу?“ или „В чем заключается моя цель“, а вопросом „Что по-настоящему увлекает меня?“… „Жить как миллионер“ – значит заниматься интересными делами, а не просто владеть имуществом, вызывающим зависть».2 (Existential Angst Factory.)

  8. Жизнь каждого человека должна становиться всё лучше и лучше. (Continuous Improvement.)

  9. Вам не надо точно знать, что именно станет лучше в будущем, но вы должны постоянно пытаться это предсказать. В итоге будущее должно оказаться приятным сюрпризом. (Justified Expectation of Pleasant Surprises.)

  10. Наши предки, охотники и собиратели, сами мастерили свои луки, плели свои корзины и строгали свои флейты. Затем они самостоятельно охотились, собирали и играли свою музыку. В Утопиях будущего часто изображается всё больше и больше удобных кнопок, но что именно они делают — понятно всё меньше и меньше. Не спрашивайте о том, что Утопия может сделать для людей. Подумайте лучше, чем интересным могут заниматься её жители — используя свой мозг, своё тело и понятные им инструменты. (Living By Your Own Strength.)

  11. Живя в Эутопии3, люди должны становиться сильнее, а не слабее. Её обитатели должны впечатлять больше, чем обитатели нашего мира, а не наоборот. (Living By Your Own Strength. Также см. Цуёку наритаи.)

  12. Жизнь не должна дробиться на серию несвязанных между собой эпизодов, не имеющих долгосрочных последствий. Нельзя построить жизнь, играя в самые лучшие компьютерные игры, и неважно, насколько эти игры сложны и реалистичны. (Emotional Involvement.)

  13. Люди должны сами вершить свою судьбу. В их жизни всегда должно оставаться место их планам, воображению и возможности управлять своим будущим. Нельзя делать граждан пешками в руках могучих богов, и тем более — их материалом для лепки. Есть простой способ решить эту проблему: мир должен работать по стабильным правилам, которые для всех одинаковы, и Эутопия должна держаться на хорошем выборе начальных правил, а не на каком бы то ни было оптимизационном давлении на жизни людей. (Free to Optimize.)

  14. Человеческие разумы не должны играть на одном поле со значительно превосходящими их сущностями. Большинство людей не любит быть в тени. При взаимодействии с богами человек теряет статус «главного персонажа». Это нежелательно в фантастике, а возможно, и в реальной жизни. (См. “Нарния” К.С. Льюиса, “Культура” Иэна Бэнкса). Либо измените эмоциональную организацию людей так, чтобы они не чувствовали себя ненужными, либо не допускайте богов на их игровое поле. Художественное произведение, предназначенное для людей, не может использовать первый путь. (И в реальной жизни, вероятно, могут быть ИИ, не относящиеся ни к разумным, ни к мешающим. См. основной пост и предшествующее ему.) (Amputation of Destiny.)

  15. Также сложно придумать, как человек может соревноваться на одном поле с ещё шестью миллиардами других людей. Наши первобытные предки жили в группах примерно по 50 человек. Сегодня же СМИ постоянно бомбардируют нас новостями о необычайно богатых и милых людях, и возникает ощущение, будто они живут по соседству. Однако очень немногие люди имеют шанс стать лучшими в чём бы то ни было. (Dunbar’s Function.)

  16. Наши первобытные предки в какой-то степени могли по-настоящему влиять на политику своего племени. Сравните с современным миром национальных государств, в котором почти никто не знает Президента лично и не может убедить Конгресс в том, что он принял плохое решение. (Впрочем, это не мешает людям спорить так, будто они всё ещё живут в племени из полусотни человек.) (Dunbar’s Function.)

  17. Слишком большой выбор не всегда оказывается благом (особенно, если люди не в состоянии получить предлагаемые возможности самостоятельно). Боль от потери сильнее, чем удовольствие от эквивалентного приобретения, и потому, если варианты выбора различаются по многим параметрам, а доступен только один вариант, люди будут фокусироваться на потере невыбранного. Если у людей есть способ избежать неких трудностей, то трудности кажутся менее серьёзными, даже если человек не пользуется этим способом. Также, к сожалению, люди предсказуемо совершают определённые ошибки. Не стоит думать, что больше вариантов — это всегда лучше, потому что «люди всегда могут просто сказать „нет“ ». Больше вариантов выбора обнадёжит лишь читателя художественной книги. «Не волнуйся, ты сделаешь выбор! Ты же доверяешь себе?» Однако жить в условиях большого выбора не всегда настолько забавно. (Harmful Options.)

  18. Экстремальный пример для предыдущего пункта: постоянное искушение невероятно опасными соблазнами, вроде абсолютно реалистичного виртуального мир, или наркотик, дарующий невероятно приятные ощущения и вызывающий сильнейшую зависимость. Вы не сможете позволить себе ни минуты слабости. (См. трилогию Джона Райт «Золотой век»). (Devil’s Offers.)

  19. Однако, если люди развиты настолько, что способны отстрелить себе ноги без посторонней помощи, останавливать их — это чересчур. Можно лишь надеяться, что он достаточно умны, чтобы это не делать, ведь к тому времени, когда они создают пистолет, они уже знают, что происходит при нажатии на курок, и им не нужно удушающее «защитное одеяло». Если это верно, то опасные возможности должны быть ограждены преградами соответствующей «высоты». (Devil’s Offers.)

  20. Если сказать людям правду, до которой они пока не дошли самостоятельно, это не всегда им поможет. (Joy in Discovery.)

  21. Мозг — одна из сложнейших штук во вселенной. Поэтому нам редко приходится взаимодействовать с чем-то сложнее, чем другие люди (другие разумы). И это взаимодействие уникально из-за эмпатии, которую мы испытываем друг к другу: наш мозг считает другие мозги чем-то похожим на себя, а не воспринимает их как большие и сложные машины, у которых нужно дёргать рычажки. Если людям нужно будет меньше взаимодействовать с другими людьми, сложность человеческого существования понизится. Это шаг в неверном направлении. Поэтому не стоит поддаваться искушению упростить жизнь людей, например, дав им идеальных искусственных сексуальных/романтических партнёров. (Interpersonal Entanglement.)

  22. Однако следует признать, что статистически у людей есть проблемы с сексуальными взаимодействиями: распределение мужских характеристик не соответствуют распределению женских желаний и наоборот. Не всё в Эутопии должно быть просто, однако в ней не должно быть ничего бессмысленного и не должно быть разочарований, с которыми ничего нельзя поделать. (Это общий принцип.) Поэтому лучше подумать, как можно повлиять на распределения, чтобы задача оказалась разрешима, а не решать её взмахом волшебной палочки. (Interpersonal Entanglement.)

  23. Вообще, менять мозги, разумы, эмоции и личные качества гораздо опаснее (и с точки зрения этики, и с точки зрения сложности), чем менять тела и условия обитания. Всегда стоит подумать, что вы можете сделать с окружающей средой, перед тем как придумывать изменения в сознании, а если уж решили заняться сознанием, начинайте с маленьких изменений. В противном случае за полётом вашей мысли не успеют не только ваши читатели, но и ваше собственное воображение. (Changing Emotions.)

  24. В нашем мире наслаждение и боль не сбалансированы. Неопытный палач с простыми инструментами за тридцать секунд причинит больше боли, чем сверхискушенный секс-мастер сможет доставить удовольствия за тридцать минут. Один из вариантов — устранить этот дисбаланс: пусть в мире будет больше радости, чем печали. Боль допустима, но только не бесцельная бесконечная невыносимая боль. Наказание должно быть пропорционально ошибке: человек может коснуться горячей плиты и получить болезненный ожог, но он не должен оказываться в инвалидном кресле из-за того, что отвлёкся на пару секунд. Люди становятся сильнее и меньше мучаются. Также в этом варианте следует устранить боль, убивающую разум, и сделать удовольствия более доступными. Другой вариант — полное устранение боли. Возможно, с точки зрения реального мира у него есть серьёзные преимущества, но в художественной литературе его выбирать нельзя ни в коем случае. (Serious Stories.)

  25. Джордж Оруэлл однажды заметил, что Утопии крайне озабочены тем, как бы избежать беспокойства. Не бойтесь написать громкую Эутопию, которая разбудит ваших соседей. (Eutopia is Scary, Джордж Оруэлл, «Почему социалисты не верят в счастье».)

  26. Джордж Оруэлл также заметил, что «Жители идеальных вселенных не способны на спонтанное веселье и обычно отвратительно торгуются». Если в вашей истории персонажи ведут себя именно так, возможно, вы упустили что-то серьёзное и ситуацию нельзя исправить, обязав Государство нанять несколько клоунов. (Джордж Оруэлл, «Почему социалисты не верят в счастье».)

  27. Если бы Бен Франклин попал в наше время, чему-то он бы удивился и обрадовался. Что-то наоборот показалось бы ему ужасающим и отвратительным, и не потому что наш мир развивался как-то неправильно, а потому что наш мир стал лучше по сравнению с эпохой Франклина. Очень мало вещей оказались бы именно такими, как он ожидал. Если вы воображаете мир, который кажется вам знакомым и комфортным, он мало кого вдохновит. Этот мир будет казаться ненастоящим. Попробуйте изобрести по-настоящему лучший мир, который шокировал бы вас (по крайней мере, поначалу), и в котором бы вы чувствовали себя не в своей тарелке (по крайней мере, поначалу). (Eutopia is Scary.)

  28. Утопия и антиутопия — две стороны одной медали: обе подтверждают ваши исходные моральные убеждения. Неважно, либертарианская это утопия с невмешивающимся правительством, или адская антиутопия, в которой государство вторгается во всё, вы скажете: «Я всегда был прав.» Не стоит придумывать мир, который будет соответствовать вашим текущим идеалам государства, отношений, политики, работы или повседневной жизни. Не надо плыть ни по течению, ни против, создайте что-нибудь ещё. (Чтобы обезопасить свои идеалы, скажите себе: «Наверняка это хороший мир, но он не лучше моей любимой стандартной Утопии…». Однако, если ваши идеалы начнут меняться, вы поймёте, что всё сделали правильно.) (Building Weirdtopia.)

  29. Если ваша Утопия оказалась мрачным местом, задыхающимся под тяжестью экзистенциальной тоски, и у вас ничего не получается с этим поделать, значит, есть как минимум одна серьёзная проблема, на которую вы совсем не обратили внимания. (Existential Angst Factory.)

  30. Жалок тот разум, который заботится лишь о себе и ни о чём другом. В нашем мире, чтобы заметить множество людей, находящихся в отчаянном положении, альтруисту стоит лишь оглянуться. У людей в лучшем мире картина иная: в настоящей Эутопии не так легко найти жертв, которых нужно спасать. Из этого не следует, что жители Эутопии оглянувшись вокруг, ничего не увидят: они смогут заботиться о друзьях и семье, правде и свободе, совместных проектах, а также других разумах, общих целях и высоких идеалах. (Higher Purpose.)

  31. В то же время, не стоит для своей истории об Эутопии использовать удобный сюжет «Тёмный Лорд Саурон собирается напасть и всех убить». Потенциальный автор обязан придумать какие-то чуть менее ужасные вызовы для своих персонажей. Ведь прогресс человечества не мешает рассказывать истории об отдельных людях, и люди могут интересно жить даже в отсутствие неминуемой угрозы смерти. Показать это — интересная и сложная задача. Тем же, кому интересны катастрофы планетарного масштаба, стоит сосредоточиться на наших современных реалиях. (Higher Purpose.)

Найти решение, которое удовлетворит всем вышеизложенным условиям, — упражнение для читателя. По крайней мере, пока.

Упоминание в данном списке определённых законов не должно быть истолковано как отрицание или принижение неупомянутых. Например, я не написал о юморе, но мир без смеха был бы тосклив, и т.д.

Каждому, кто всерьёз хочет написать Эутопию с применением этих законов, я хочу сказать: сначала научитесь писать. Существует очень много книг о том, как писать. Вам нужно прочесть минимум три. В любой из них будет упомянуто о важности практики. Тренироваться лучше на чём-нибудь полегче, чем Эутопия. Тем не менее, мой второй совет авторам таков: вашим персонажам никогда не будет скучно и просто, пока они могут создавать друг другу трудности.

И напоследок хочу предупредить: детальная проработка мира, который лучше, чем ваша жизнь, может высосать вашу душу как дементор. Теория Удовольствий опасна. Применяйте её осторожно, вас предупредили.

  • 1. Каждый из пунктов этого эссе ссылается на какое-то эссе из упомянутой цепочки «Теория удовольствия». К сожалению, эта цепочка пока ещё не дождалась своих переводчиков на русский язык. — Прим.перев.
  • 2. Цитируется по переводу Тимоти Феррис, «Как работать по четыре часа в неделю», ООО «Издательство «Добрая книга», 2008, 2010. — Прим.перев.
  • 3. Здесь и далее Юдковский использует слово «Эутопия»(Eutopia) для обозначения «настоящей» Утопии, той, в которой действительно приятно жить. — Прим.перев.

Перевод: 
Tookser, Alaric
Оцените перевод: 
Средняя оценка: 4.6 (5 votes)
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/500