Вы здесь

COVID-19: моя текущая модель

Зви Моушовиц

Примечание редактора сайта: Оригинал этого эссе был опубликован 31 мая 2020 года, поэтому с тех пор могли появиться новые научные данные. При чтении следует учитывать, что автор не является специалистом в области медицины. Свидетельства, на которых основывается позиция автора, можно увидеть в других его записях о COVID-19.

Этот пост будет кратким изложением моих текущих ключевых взглядов на разные аспекты того, что происходит, особенно в тех местах, где я вижу, как многие или большинство ответственно выглядящие люди понимают происходящее неверно в важных местах.

Этот пост не предоставляет сильные, основанные на свидетельствах аргументы в пользу этих взглядов. Это не такой пост. Этот пост - мое отражение всего, в записи, в месте, на которое можно сослаться.

Риски подчиняются степенным законам

Невозможно на самом деле понять Ковид-19, если вы думаете о некоторых вещах как о «рискованных», а о других вещах как «безопасных», и группируете все вещи в каждую из категорий. И тем не менее, именно так направлена большая часть нашего мышления.

Вместо этого, думайте о рисках как о подчиняющихся степенным законам.

Самые рискованные активности происходят в помещении, включают физическую близость с другими, в то время как в течение продолжительного времени эти другие кашляют, поют, выпускают воздух или сильно выдыхают другим образом, или мы находимся в фактическом физическом контакте, который затем достигает глаз, носа или рта.

Активности, в которых отсутствуют эти компоненты намного, намного безопаснее, чем активности, в которых присутствуют все эти компоненты.

Далее, другие действия, такие как маски, и мытьё рук, и отсутствие прикосновений к лицу, могут уменьшить риск на ещё больший процент.

Небольшие уменьшения в частоте и серьезности ваших очень рискованных действий намного важнее, чем уменьшение частоты условно рискованных действий.

Те несколько раз, что вы будете разговаривать с кем-то в ходе дел, одно общественное собрание, на котором вы будете присутствовать, переполненный магазин, через который вам придется пройти, будут доминировать в вашем профиле риска. Будьте параноидным насчёт этого, и думайте, как сделать это менее рискованным, или, в идеальном случае, избежать этого. Не беспокойтесь из-за маленьких вещей.

И думайте о физическом мире и о том, что на самом деле происходит вокруг вас!

Жертвоприношения богам требуются везде

Жертвоприношение богам (пост на эту тему должен быть прикреплен, когда он наконец будет написан) - это действие с физической ценой, но без заинтересованности в какой-либо имеющей значение физической выгоде, сделанное в надежде, что оно сделает совершителя менее заслуживающим осуждения. Все плохо, потому что мы грешили. Боги требуют жертвы. Если мы не будем вести себя с подобающим раскаянием и огорчением, все наверняка станет ещё хуже.

Когда мы ведём себя подобающе, мы добродетельны и, без сомнения, будем спасены. Мы можем остановиться. Нет нужды продолжать таким способом, который действительно сработает, когда боги были умилостивлены. Все обойдется.

Если вы не делаете подобающих жертв, тогда, если что-то пойдет не так, это ваша вина. Или, по меньшей мере, вы всегда будете беспокоиться, что это ваша вина. Как и другие. Если вы делаете подобающие жертвы, ничто не ваша вина. Намного лучше.

Если действие эффективно и действительно решило бы проблему осмысленным способом, это аннулирует всю операцию. Вы можете либо показать, что вы праведны и доверяете богам, либо действовать, чтобы на самом деле решить проблему. По очевидным причинам, вы не можете делать и то, и другое.

Стальной человек (улучшенный аргумент - прим. перев.) всего этого - то, что Сложность - это Плохо (на английском) и нюансы невозможны. Если мы начнем делать вещи, основываясь на том, есть ли в них смысл, это задаст ужасный пример, и большая часть людей будет безнадежно потеряна.

Поэтому мы дезинфицируем посылки. Мы расходимся точно на шесть футов (примерно 1,8 метра - прим. перев.). Мы ждём ровно две недели. Мы закрываем все «не существенные» бизнесы, но не «существенные». Мы выпускаем приказы оставаться дома и выписываем огромные чеки безработным. Потом мы поворачиваемся и «открываемся», к этому моменту незанятость становится добровольной, государство не должно платить, и люди вынуждены возвращаться на работу. Мы лжём, чтобы запретить маски, потом мы пытаемся обязать носить их, и удивляемся, почему люди не доверяют властям. Мы провозглашаем работников здравоохранения героями, но не разрешаем им проводить эксперименты или собирать много информации. И конечно, мы обеспечиваем выполнение норм, обеспечиваем выполнение норм, обеспечиваем выполнение норм, в то время как мы кричим, как мы великолепны и гибки, раз мы отказались от маленького количества этих норм.

Мы должны выбрать одно отдельное вмешательство, которое решит наши проблемы, а не совмещать их эффективность, потому что математика не важна. И коллективный иммунитет - это 75% заразившихся, потому что математика важна именно настолько, но не более важна.

Мы также совершаем ритуальное самоубийство в форме отказа разрешить рыночные силы, или подобающим образом вознаградить тех, кто будет производить вещи, за вещи, которые нам нужно произвести. Но это больше об общих безумных священных ценностях (на английском), чем об истинном пожертвовании богам.

Да, я не в восторге от нашей полностью дисфункциональной цивилизации. Спасибо, что заметили.

Многое из написанного ниже - это разъяснение, чем именно являются эти требования, и почему они попадают в эту категорию.

Государства в большинстве случаев - лгущие лгуны без способности планировать или физически рассуждать. Они даже не могут перестать мешать и убивать людей

Полиция, напрямую лгущая, атакующая, задерживающая и убивающая невинных людей справедливо сделала людей очень, очень злыми.

Но ответ на пандемию был не сильно другим, кроме отсутствия протестов.

ВОЗ неоднократно лгала, нам в лицо, о фактах, жизненно важных для охраны нашего здоровья и здоровья окружающих. Они продолжают делать это. Это не отличается от их нормальных процедур. ВОЗ должна быть разрушена.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов постоянно мешало нашей возможности иметь медицинское оборудование, тестировать на вирус и создать вакцину. Все это продолжается. Это не отличается от их нормальных процедур. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов должно быть разрушено.

Почти все правительственные чиновники в Америке, и большинстве других стран (я не буду вдаваться в то, какие страны являются исключением) делали то же самое. Они участвовали во лжи обо всем. Они в основном действуют, чтобы требовать пожертвований богам, отменяя действия до тех пор, пока какие-нибудь из этих ограничений каким-либо образом умилостивят богов, и они будут выглядеть ответственно и благочестиво, и, может быть, все будет хорошо.

Дискуссии даже не рассматривают возможность рассказать гражданам правду о том, что происходит, или дать им выбор, как реагировать. Считается, что, конечно же, мы должны говорить им то, что вызовет действия, которые нам кажутся правильными.

Всё, что делают такие люди, это попытки найти заклинания, которые оградят их от осуждения в следующую неделю или две. Вот и все. Серьёзно. Вот и все.

Это все, что они ещё могут делать. Практически никто со способностью моделировать физический мир, или тот, кто заботился бы о последствиях своей модели, если бы у них такая была, не имеет власти или авторитета в данный момент. Смотрите цепочку моральные лабиринты (на английском). Ирония в том, что некоторые корпорации (я не буду рассуждать, какие именно, но я стараюсь владеть их акциями) являются самыми значительными исключениями.

Презирайте их всех, как они этого застуживают. Может быть, даже сделайте что-нибудь на этот счёт.

Молчание - золото

Все данные, которые я видел, и мое физическое понимание вируса, привело меня к выводу, что люди, которые не говорят (а также не чихают, не кашляют, не поют и все такое), не выделяют много вируса. Они на порядок или больше менее опасны, чем тот, кто разговаривает.

Направление тоже имеет значение. Не говорите, находясь лицом к кому-то, не стойте к ним лицом, когда они говорят с вами. Наши уши могут с этим справиться. То же самое с громкостью, которая должна быть минимальной для данных обстоятельств. Пение или крик особенно ужасны.

Это первая причина, по которой, когда мы наконец взглянем на данные, общественный транспорт не был близко так опасен, как он выглядит, и многие города с обширным общественным транспортом по всему миру имели разумные вспышки.

Поверхности в основном безопасны

В начале, имело смысл быть параноидным насчёт поверхностей. Было установлено, что вирус может «выживать» различные периоды времени. Поэтому, если вы хотите быть «в безопасности», вам нужно очищать их в какой-либо форме, или ждать тот период времени. Это уменьшает риск практически до нуля, если делается правильно.

В отсутствии этого, мы посылаемая в постоянное безумие «глубокой очистки» и рассматривания поверхностей как смертельного оружия, которые заражают любого, кто к ним прикоснется. Профессии ментально оцениваются по количеству поверхностей, к которым людям требуется прикасаться, и экономическая активность предупреждается, если она может включать слишком много поверхностей.

Этот уровень паранойи мог бы продолжать иметь смысл, если бы ситуация была «если один зомби проскользнёт за линию, все умрут». Предупредительный принцип важен. Это не то, с чем мы столкнулись.

Прошли месяцы. У нас нет конкретных примеров заражения через поверхности. Вообще.

( Примечание переводчика. В комментариях Роб Бенсинджер ответил:

«… Элоиза Розен ответила:

Знаем ли мы о каких-либо ясных примерах этого, для Ковид-19?
Да!
«Женщина в возрасте 55 лет (пациент А1) и мужчина в возрасте 56 лет (пациент А2) были туристами из Уханя, Китай, которые прибыли в Сингапур 19 января. Они посетили местную церковь в один день и имели проявление симптомов 22 января (пациент А1) и 24 января (пациент А2). Три других человека, мужчина в возрасте 53 лет (пациент А3), женщина в возрасте 39 лет (пациент А4), и женщина в возрасте 52 лет (пациент А5) были в той же церкви в тот день и последовательно проявили симптомы 23 января, 30 января и 3 февраля, соответственно. Пациент А5 занимала то же сиденье в церкви, что пациенты А1 и А2 занимали раньше в этот день (заснято камерой видеонаблюдения) (5). Исследования других присутствующих не обнаружили других людей с симптомами, которые были в церкви в тот день.»

https://www.cdc.gov/mmwr/volumes/69/wr/mm6914e1.html

Тем не менее, я не видел других примеров, поэтому я остаюсь скептическим, что передача через поверхности - большая проблема. Эрин Бромаж ранее заявлял, что всплеск в Южнокорейском колл-центре произошел «примерно на 6% из-за передачи через поверхности», но затем отказался от заявления; не уверен, что здесь произошло.»)

Все больше и больше кажется, что, хоть такой путь передачи и возможен, и должен время от времени происходить, получить достаточно вируса, чтобы вызвать инфекцию, в живом виде, таким путем, очень сложно. Если вы моете руки и не трогаете лицо, это ещё сложнее.

Тем временем, те, кто отказываются прикасаться к поверхностям, вроде коробки от доставленной пиццы, оказываются в более многолюдных местах вроде магазинов, результатом чего является возрастание общего риска на порядки.

И тем не менее, несмотря на такую уверенность, чертовски сложно перестать дезинфицировать посылки. И ещё сложнее убеждать делать это письменно. Потому что что произойдет, если я не буду совершать жертвы?

К черту. До тех пор, пока я не получу очень неожиданные свидетельства, поверхности в основном не важны. Если много людей прикасаются к чему-то и затем вы прикасаетесь к этому, конечно, вымойте руки после и будьте очень осторожны, чтобы не прикасаться к лицу перед этим. В остальных случаях, перестаньте беспокоиться о поверхностях. Сохраняйте беспокойство для тех случаев, где оно нужно.

Еда в основном безопасна

Вам нужно беспокоиться о еде, потому что это то, что мы делаем социально. Это простой способ оказаться проводящим час в помещении, на близком расстоянии от других, разговаривая и иначе взаимодействуя. Это опасно.

Сама еда в большинстве своем минимально рискованна, даже если она не нагревается достаточно для того, чтобы наверняка и полностью убить вирус. Вам не обязательно портить всю вашу еду. Люди часто избегают еду, которая кажется опасной. Ещё раз, есть смысл в том, что она может быть опасной, но на практике прошли месяцы и, кажется, это так не работает. Предосторожности, которые люди предпринимают, в данном случае будут более чем достаточными, чтобы защититься от заражения еды на нужном уровне, чтобы стоить беспокойства. Я хочу сказать, конечно, не ешьте в буфете, хоть и не похоже, что они будут открыты, и даже тогда (также в основном безопасные) поверхности скорее всего страшнее, чем еда.

Как было написано в секции наверху, поверхности тоже не очень опасны. Посудомойки, обращающиеся с ресторанными тарелками как с токсичными отходами основаны не на рассчете риска, они основаны на моральных принципах в отношении чистоты.

Ваш риск исходит от официанта, или от других едящих, находящихся в этой комнате с вами какое-то время. Поэтому, еда на вынос, доставка и/или еда снаружи.

Активность снаружи относительно безопасна

Заметьте понижение с в основном до относительно. Нельзя просто делать все, что захочется, пока это происходит на свежем воздухе.

Активность снаружи выглядит как большая потеря риска по сравнению с деланием того же самого в помещении. Моя лучшая догадка, что существует примерно в 5-10 раз больше риска в помещении по сравнению с такой же активностью снаружи. Это с большой неопределенностью, но выглядит ясным на нескольких уровнях, что существует большая разница. Когда возможно, если есть вещи, которые произойдут вне вашего карантинного кармана, перенесите эти вещи наружу.

Комбинация быстрого, снаружи и не в лицо эффективно складывается в безопасное, особенно, если вы добавите маски. Во время пика эпидемии в Нью-Йорке вещи были настолько напряжёнными, что имело смысл беспокоиться насчёт миазмов (субстанция, находящаяся в воздухе - прим. перев.). Теперь, я буду прилагать лучшие усилия, чтобы сохранять дистанцию и избегать разговоров друг с другом, но в основном не буду беспокоиться насчёт случайных взаимодействий.

Я действительно ожидаю, что будет острый прирост случаев, как результат протестов и гражданских беспорядков… Не увидеть такового было бы удивительно, и это обновило бы мои данные в пользу активностей снаружи как почти полностью безопасных.

Также, мы должны тестировать офицеров полиции каждые несколько дней, когда есть протесты, и положение позволяет, и отслеживать, какие офицеры имели сколько близкого контакта во время этих протестов, и какие офицеры делали такие вещи, как ношение масок. Не важно, какие у него есть другие качества, это естественный эксперимент, который нельзя терять. И также будет важно, чтобы полиция не распространяла Ковид-19 среди протестующих или между собой, если эти события продолжатся. Если мы будем следить внимательно, мы узнаем много вещей, например, насколько важно для распространения, какие протесты были тихими в сравнении с шумными.

Организация благотворительной вечеринки, или другие активные социальные взаимодействия, для развлечения, бизнеса или справедливости, опять же, намного безопаснее, чем то же самое в помещении, но все равно этого стоит остерегаться. Формальное дистанцирование во время события поможет, но только частично. Если много людей и вы не можете дистанцироваться, или люди много говорят друг с другом без большой дистанции, или много кричат или поют, я бы стал беспокоиться.

Маски эффективны, и даже сделанных из ткани почти достаточно

Хирургические лучше, и N95 ещё лучше, но даже сделанные из обыкновенной ткани маски на обоих концах взаимодействия почти наверняка достаточны для уменьшения риска на 25% и, наверное, 50-75%. Нам нужно уменьшить риск в среднем на 75%, чтобы победить, так что маски сами по себе близки к тому, чтобы быть достаточно хорошими.

Это одна из причин, по которой я оптимистичен насчет того, что мы справимся. Политика насчёт масок в беспорядке, из-за того, как это было провалено, но я ожидаю, что со временем все постепенно уладится. Требования масок также хороший способ понять, какие места принимают разумные предосторожности другими способами.

Шесть футов - это случайное число, люди не относятся к нему так, и это ужасно

Правило шести футов намного, намного лучше, чем ничего. Его легко запомнить и выполнять. Если вам нужно выбрать булевское «ровно на таком расстоянии» правило, на расстоянии шести футов звучит примерно правильно. Оно уравновешивает «риск уменьшается в соответствии с правилом, которое, похоже, закон обратных квадратов» и «в какой-то момент люди не будут подчиняться правилу». И да, может быть, люди не готовы справиться с чем-либо кроме булевского переключателя риска.

Но тогда люди полностью сходят с ума и думают, что правило шести футов реально.

Под людьми здесь я подразумеваю практически всех. Даже когда это важно.

Байден и Сандерс дискутировали с платформами на расстоянии ровно шесть футов. Очереди находятся на расстоянии шести футов. Лас Вегас пометил места для сна на парковках на расстоянии шести футов. Рестораны должны держать людей на расстоянии шести футов. Постоянно, люди прилагают лучшие усилия, чтобы быть на расстоянии шести футов, как будто они играют в игру Правильная Дистанция и пытаются получить настолько близкий результат, насколько возможно, но не ближе. Иногда с мерной лентой.

Если вы думаете, что это подмена тезиса, и Все Знают (на английском), что это правило просто эмпирическая закономерность, я уверяю вас, вы неправы. Создаётся парадигма магического безопасно-vs-небезопасно бинарного мышления. Калечится наша возможность думать о физическом мире.

Коллективный иммунитет появляется сильно до 75% заразившихся, и частичный коллективный иммунитет очень важен

Смотрите О R0 (на английском) для деталей. Здесь - краткий пересказ.

Уровень контакта с другими очень высоко коррелирует с уровнем опасности заражения других.

Разные люди получают и создают на порядки разные риски инфицирования.

Те, которые получают больше риска, с пропорционально большей вероятностью заразятся.

Поэтому, было бы шокирующе, если бы 50% уровень иммунитета через случайные инфекции не сократил будущий риск на 75% или более, чего достаточно для коллективного иммунитета в большинстве случаев. Если на то пошло, скорее всего, он ближе к 25% в большинстве случаев.

Даже если вы не вполне до туда доберётесь, такие эффекты складываются с нашими усилиями в других местах. Поэтому если мы в целом близки к критической точке, что, кажется, так, даже немного иммунитета будет иметь большое значение - первые 5% инфицированных сократят будущий риск сильно больше чем на 10%.

Это - самая важная причина, по которой Нью-Йорк и Северо-Восток так хорошо справляются. Нашим линиям поведения нужно это дополнительное усиление, чтобы перейти за финишную черту.

Это не значит, что мы должны использовать «стратегию коллективного иммунитета», но это значит, что все, кто пытаются нас испугать тем, что «нам нужно 75% заразившихся» либо неправы, либо нагнетающие страх лжецы.

Да, мы знаем, что у переболевших людей есть иммунитет

Все, кто говорят, что мы этого не знаем, делают это, чтобы напугать людей, или не знают, как на самом деле работает знание. Обычно и то, и другое.

Правда, что мы не знаем, сколько иммунитет длится, и он может закончиться относительно быстро (например, через год). Но любой, например, ВОЗ, кто заявляет, что он эксперт, и говорит, что мы этого не знаем? Должен быть разрушен.

Наше отсутствие экспериментов все ещё полностью безумно

Я даже не вижу необходимости объяснять, на данный момент, почему проведение экспериментов на добровольцах является моральным императивом, и все, стоящие на его пути, заслуживают медленной и мучительной смерти. Это все.

Мы должны тратить намного больше на вакцины, тестирование и другие медицинские решения

В дополнение к тому, что это правильно делать, чтобы спасти жизни, если вы посмотрите на фондовый рынок, это будет очевидно правильно сделать, только чтобы собрать налог на прирост капитала и использовать, чтобы оплатить дополнительные расходы. Снова, мы полностью дисфункциональны, и повторяем ритуалы вроде «отдать несколько триллионов долларов, чтобы помочь экономике», не делая того, что на самом деле физически поможет, и беспокоимся насчёт «пустой траты денег», или «переплаты» и других концепций, которые сейчас совсем не имеют значения.

Мы не можем даже, в юридическом смысле, не мешать тем, кто действительно что-то делает.

Если бы нам было не все равно, у нас была бы вакцина за несколько месяцев. Нам все равно, поэтому ее у нас не будет.

R0 (базовый индекс репродукции) в условиях карантина в американском стиле по умолчанию ниже одного, чего Нью-Йорк избежал через частичный коллективный иммунитет

Это не совпадение, потому что ничто никогда не совпадение (на английском).

Когда что-либо оказывается почти точно на единственной точке перегиба, в данном случае R0 равном единице, при котором количество случаев не увеличивается и не уменьшается, правильная реакция - это подозрение.

В данном случае, объяснение заключается в том, что действует система контроля. Люди обращают внимание на то, когда все «становится лучше» или «становится хуже» и регулируют поведение, и требуемые официально действия, и добровольные действия.

Когда все «становится хуже», мы предпринимаем «действия» путем запрещения и принудительной остановки действий, и приватно предпринимаем смесь случайных и более осмысленных предосторожностей, до тех пор, пока мы не имеем все правдоподобно под контролем и число случаев сокращается. Что-либо большее люди не поддержат.

Когда все «становится лучше», существует растущее давление расслабиться, «открыться», несмотря на текущие уровни, до тех пор, пока вновь не будет достигнуто равновесие.

Нью-Йорк вырвался из этого равновесия, по крайней мере до Дня Памяти (25 мая в 2020 году - прим. перев.), в результате комбинации коллективного иммунитета и воспоминаний о том, как было плохо. Некоторое время R0 там был около 0.73. Посмотрим, может ли это сохраняться.

Уровень смертности от инфекции по умолчанию (IFR) - 0.5%-1%, в зависимости от условий

Многие вещи имеют значение.

Возраст и сопутствующие заболевания (на английском) оказывают огромный эффект.

Начальная вирусная нагрузка (на английском), наверное, имеет значение. Маленькие риски ещё менее рискованы, чем кажется, особенно если вы не подвергнете опасности других, тех, кто в зоне риска.

Витамин Д имеет значение. Потенциально большое. Но, скорее всего, его нужно принимать до того, как вы заразитесь, нельзя подождать и затем принять макро- дозу, он не сработает тем же способом. Принятие добавок - хорошая идея для практически каждого до тех пор, пока это не закончится, особенно если у вас может быть недостаток витамина. Вы все время находитесь в помещении, это проблема, исправьте ее таблеткой.

Цинк, скорее всего, имеет значение, когда вы уже заразились.

Медицинская помощь имеет значение. Полный упадок медицинской помощи на практике ведёт к умножению уровня смертности в несколько раз, при обычных обстоятельствах. Высококачественное лечение при текущем уровне знаний, наверное, может ещё снизить смертность, так что соотношение между полным успехом и полным упадком может быть довольно большим - нечто вроде разницы на порядок между 0.2% и 2%.

В данный момент у меня нет сильного мнения насчёт конкретной медицинской помощи, кроме описанного.

Я использовал смертность в 1% в моих проекциях и расчетах, чтобы быть консервативным, особенно в случае с Нью-Йорком. Больницы в Нью-Йорке были по меньшей мере немного переполнены в период пика. Скорее всего, в других случаях существует тенденция уровня смертности быть ниже 1%, но это не ясно. Америка в целом могла бы иметь уровень смертности 1.2%, не лишая данных смысла. Кроме того, многое сбивает с толку, и другие данные должны быть во все большей степени неверны. Данные из Нью-Йорка перестают иметь смысл ниже примерно 0.6% уровня смертности, а в других местах он может быть гораздо ниже.

Обычно в Америке 33% смертей и 90% инфекций не замечаются

Эти два числа идут нога в ногу, конечно, если выбрать уровень смертности, которому вы верите, и смоделировать, как задерживаются смерти и как задерживаются инфекции.

Те, кто заявляют, что статистика преувеличена, преуменьшают текущее положение дел. Большинство тех, кто просто не верит в существенное преуменьшение статистики, просто доверяет официальным числам, не думая о том, чтобы скорректировать их, или думают, что, не зная, как правильно корректировать, этого делать не нужно, даже если известно направление и можно догадаться о порядке.

Люди не сильно изменяют поведение в ответ на открытия, если есть выбор. Поэтому, школы будут большой проблемой

Потому что последняя часть первого утверждения важна. Если есть выбор.

Школа - это тюрьма (на английском). Тюрьмы не отпускают заключённых просто потому, что они не хотят там быть.

Хорошие новости в том, что, в то время как у нас не было достаточно сострадания или здравого смысла, чтобы отпустить наших (в большинстве своем совершенно ненужных) заключенных, мы, по меньшей мере, закрыли школы. Но люди недовольны этим и пытались с этим бороться.

Даже в условиях карантина, многие ученики, которых я знаю, погребены под горами «домашних заданий» и вынуждены «присутствовать» на «уроках», которые занимают у них целый день и приводят к чрезмерному напряжению глаз, чтобы воссоздать тюремную атмосферу, пока мы ждём, пока откроются настоящие тюрьмы. Даже сейчас, школы угрожают ученикам разрушением жизни, если они не будут проводить большую часть времени, сигналя свое согласие со случайной властью.

Когда школы снова откроются, они не будут опциональными. Дети будут вынуждены, под стволом пистолета, вернуться в свои клетки. Поэтому решения об этом имеют большое значение.

Также, идея, что «шесть футов равно безопасности» сочетается с открытием школ и создаёт будущую катастрофу, потому что если вы находитесь в ограниченном пространстве весь день, шесть футов вас точно не спасут. Разделить класс на два означает, что утренний класс заражает учителя, который заражает дневной класс, и так далее. Магическое мышление заменило мышление о мире, и мы за это дорого заплатим.

Бедные люди, которые вынуждены вернуться на работу по финансовым причинам уже являются проблемой во многих местах, и с концом продлённой безработицы и с открытием, все будет намного хуже. Но бизнесы в основном будут вести себя в основном ответственно по другим причинам, даже тогда, поэтому я думаю, что в основном будет не так плохо.

Но просто сказать «открытие» много не сделает

Где находится всплеск в местах вроде Джорджии и Техаса?

Там не было всплеска, потому что действия, которые люди продолжили делать в результате «открытия», не были важны. Места, которые открылись, казались безумными для открытия, вроде тату-салонов и спортивных залов, но они не получают много активности, не переполнены и предпринимают предосторожности.

Что опасно? Снова, социальные взаимодействия, и события-суперраспространители. События-суперраспространители все ещё не разрешены. Социальные взаимодействия в основном - частные решения, которые не могут быть остановлены с нашим текущим уровнем желания принуждать к выполнению закона, даже до потери социального порядка. Наша способность принуждать к выполнению закона не увеличится в ближайшее время.

Люди решают, в какой мере будет существовать карантин. Сообщение «вы не в безопасности» - ключевая часть карантинного сообщения. Люди услышали его, и то, что они услышат дальше, не сильно изменит их восприятие безопасности. Они скажут «плевать» и будут делать вещи все равно, в основном по тому же графику, несмотря на решения правительства. Эта война будет идти в другом месте, если только и до тех пор, пока не придет серьезная вторая волна, и, похоже, даже тогда.

Прямо сейчас, люди говорят «не так сильно, как раньше», даже до того, как проявились эффекты демонстраций и потери общественного порядка. Посмотрим, что произойдет, но системы контроля определенно на месте. Я уже скорректировал своей способ проведения, основываясь на ожидании, что в июне все будет хуже, чем я раньше ожидал. Это не будет иметь большого значения, потому что я буду мало рисковать в любом случае, но это показательно для остальных.

Опять же, проблема в том, что когда люди должны открыться, по причинам государственного мандата, или экономической нужды, или других обязательств, появляется опасность. Другие обязательства реальны. Из игнорирование не заставит их исчезнуть, или перестать иметь эффекты.

Вне наших сил

Было окно, когда люди у власти могли действовать, и эти действия имели бы большое значение. То есть, они могли бы действовать, если бы обладали возможностью действовать. Которой они не обладали. Поэтому они не действовали, вместо этого пытаясь избежать обвинений неделю за неделей в надежде, что все какие-нибудь обойдется. И все практически обошлось, в некоторых важных отношениях, и все ещё могло бы практически обойтись в целом.

Но тот небольшой политический капитал и воля, которые были или могли быть, теперь давно потеряны. Даже до протестов, перед лицом экономической боли, было мало возможности стоять на пути открытия. Либо мы сделаем это по-умному, чего мы не можем сделать, либо мы сделаем это по-глупому и будем надеяться, что отдельные личности и частные корпорации найдут способы сделать это умным, и/или что глупое окажется достаточно хорошими. А они могут сделать все умнее! И все может оказаться достаточно хорошим!

Может быть. Мы надеемся. Но ясно, что мы не сделаем тех вещей, которые сработали в других местах. Также мы не можем продолжать наше глупое закрытие. Все закончилось.

Что нам делать дальше? Я думаю, это ещё неопределено. В большой мере это сводится к физической ситуации. Если окажется, что глупая стратегия работает, то она работает. Мы все равно можем медленно увеличивать тестирование и другие усилия, иммунитет может медленно увеличиваться, и мы надеемся, что мы сможем поддерживать достаточно модификаций, чтобы победить вирус. Или, может быть, будет намного больше заболевших и смертей, до тех пор, пока коллективный иммунитет не победит вирус самостоятельно.

Есть вещи и хуже. Оставаться в карантине на ещё один год, например, потому что мы не примем плохой вариант, было бы намного хуже. Робин Хансон широко говорит о том, как мы должны подготовить план Б, чтобы сделать чистое смягчение. И, конечно, он прав, если нужно сделать это или то, что мы делаем. Тем не менее, это странный выбор. Потому что если бы мы могли сделать вещи, которые он предлагает, мы могли бы также сделать первые лучшие решения, и мы не были бы вынуждены следовать его предложениям.

Обновления предсказаний (на английском)

Паттерн в том, что проценты в утверждениях являются изначальным предсказаниями Скотта Александера. Когда я говорю, что я покупал, продавал или удерживал без изменений, я делал это в посте по ссылке. (При предсказании об Х торгуются фишки, выплата по которым происходит, если Х наступит - соответственно, если оценка Зви была ниже оценки рынка, фишки имело смысл продавать, иначе - покупать - прим. перев.)

  1. Карантин в области залива Сан-Франциско (например, рестораны закрыты) будет продлена дольше 15 июня: 60%

Я продал с вероятностью 40%. Я почти наверняка проиграю, за исключением случая, если я чего-то не знаю. Я не знаю, что они думают локально, но, учитывая последние события, я думаю, не будет каких-либо отмен ограничений в ближайшее время. Учитывая, как много мест отменяли похожие ограничения, и как мало было инфекции в области залива Сан-Франциско, я бы и сейчас сказал, что могло быть и так, и так, учитывая, что мы знали в то время. Но, учитывая, как медленно всё движется, я был слишком агрессивен.

  1. …до Дня Выборов: 10%

Я удержал без изменений. Я все ещё думаю, что это правильно.

  1. Меньше, чем 100,000 смертей от коронавируса в США: 10%

Я продал много, и все закончилось. Сейчас это 0%.

  1. Меньше, чем 300,000 смертей от коронавируса в США: 50%

Я продал с вероятностью в 30%. Большую часть мая я терял в рыночной цене, поскольку новости в целом были очень хорошими. Будет период, когда скользящая средняя не даст нам 300,000. Но последние новости изменяются, мы видим всплески, и никакого желания с этим что-то делать, и не большой запас до 300,000, даже если системы контроля вызовут регуляции. Я бы сказал, что все так же, как и раньше. Я думаю, что наш основной сценарий теперь около 500,000, конечно, с огромным панелями погрешностей.

  1. Меньше, чем 3 миллиона смертей от коронавируса в США: 90%

Я удержал без изменений. Опять же, мы видели очень хорошие новости вначале, так что, чтобы получить 3 миллиона теперь, нужно, чтобы быстро произошёл коллапс всей системы. Это определенно все ещё возможно, но, я думаю, теперь существует скорее 95% вероятность избежать этого, чем 90%.

  1. У США будет самый большой официальный список погибших: 80%

Я купил с вероятностью 90%. Кажется, логика сохраняется, у остальных потенциальных кандидатов все хорошо, так что теперь я бы купил немного выше.

  1. У США будет самый большой список погибших, составленный экспертами с учётом реальных чисел: 70%

Я купил с вероятностью 80%. Учитывая, что Китай продолжает держать все под контролем, и 10% разница приходила из Китая, оценка должна быть ближе к ответу на #6, чем месяц назад. Наверное, теперь купил бы с вероятностью около 85%.

  1. Нью-Йорк будет широко считаться самым пострадавшим городом в США: 90%

Я купил с вероятностью 95%. Существует ли мир, в котором это станет Миннеаполисом? Я думаю, нет, хотя попытки оформить это так могут быть возможны. В Нью-Йорке все действительно плохо, а общества, которые могли бы разрушиться в Миннеаполисе, не такая уж большая часть города по популяции. Может быть, Лос Анжелес? Я не вижу этого. Мне всё ещё нравится уровень 95%, несмотря на улучшение в Нью-Йорке, потому что прошло время.

  1. В Китае количество (официальных) случаев изменится с текущих 82,000 до 100,000 к концу года: 70%

Я продал с вероятностью 40%. Я бы продал немного ниже сейчас, опять же, потому что время прошло, а движения нет, а время идёт.

  1. Вакцина от коронавируса была одобрена для широкого использования и дана как минимум 10,000 людям где-нибудь в Первом мире: 50%

Я продал с вероятностью 40%. Из того, что я видел, новости были хорошими, и я больше не хотел бы продавать ниже 50%. Несмотря на то, что мы полностью не способны сделать то, что сделала бы нормальная цивилизация, мы добились прогресса.

  1. Лучший научный консенсус будет в том, что гидроксихлорохин был значительно эффективен: 20%

Я продал с вероятностью 15%, учитывая, что исследования останавливают, собьём до 10%.

  1. Я (Скотт Александер) лично заражусь коронавирусом (оценивается моей лучшей догадкой, был ли он; позитивный тест не нужен): 30%

Я продал с вероятностью 20% «по меньшей мере», и это «по меньшей мере» имело большой смысл. Как и сейчас. Не продавать это с вероятностью 10% или ниже теперь кажется неправильным.

  1. Кто-то из моих близких (сосед или близкий член семьи) заразится коронавирусом: 60%

Я продал с вероятностью 40%, время идёт и я бы продавал дальше.

  1. Общий консенсус будет в том, что мы (США в апреле 2020) слишком сильно реагировали: 50%

  2. Общий консенсус будет в том, что мы (США в апреле 2020) недостаточно сильно реагировали: 20%

Я продал 50% с вероятностью 30% и удержал 20%. Если на то пошло, кажется, что консенсус сейчас ещё менее вероятен, чем 50%, которые оставались для него раньше. Консенсуса не будет. Будет «консенсус», который любят провозглашать СМИ, но он не будет настоящим.

  1. Общий консенсус будет в том, что лето сделало коронавирус значительно менее опасным: 70%

Я удержал, потому что это предсказание так неопределённо, оно не настолько утверждение числа, насколько желание держаться в стороне от двусмысленного рынка. В любом случае, мы определенно узнаем!

  1. …и будет катастрофическая (50,000+ смертей в США, или больше крупных карантинов, после как минимум месяца без этих вещей) вторая волна осенью: 30%

Я продал с вероятностью 20%, основываясь на том, что это ставка многих вещей. Будет ли июнь считаться, если текущие тренды продолжатся? Есть шансы, что мы уложимся в меньше 50,000 смертей, у нас было 40,000 в мае, и они все ещё снижаются. Ко времени, когда скачок из-за открытия будет достаточно значителен для смертей, будет поздний июнь или июль, так что скорее всего мы побьём 50,000 в июне в официальных числах. А если восстановление начнется в июле или августе, считается ли это? В любом случае, шансы явно поднялись по любому разумному определению. Теперь я бы не стал продавать.

  1. Я (Скотт) лично вернусь к работе не из дома: 90%

Я продал с вероятностью 80%. Все ещё кажется разумным - опять же, события вроде бы уравновесили друг друга.

  1. По крайней мере половина штатов отправит каждому голосующему бюллетень по почте на выборы президента 2020: 20%

Я продал с вероятностью около 15%. Я не слежу за деталями, но, я думаю, шансы немного повысились, но не сильно.

  1. PredictIt будет не уверен (меньше, чем на 95% уверен), кто победил на выборах президента больше, чем 24 часа после Дня Выборов. 20%

Это больше относится к политике, чем к Ковиду-19, и я не думаю, что ответ сильно изменился.

Поддерживайте исследования долголетия

Я закончу на замечании, к которому все планирую подойти. А именно, если мы так, черт возьми, сильно заботимся о Ковиде-19, существует слон в комнате.

Планетарный уровень смертности стабильно остаётся на 100%. Есть сила, которая убивает всех. Она убивает в основном пожилых, и риск неуклонно увеличивается с возрастом. Даже до того, как она убьет вас, она окажет различные, только частично известные и разрушительные эффекты на ваше тело, разум и качество жизни.

Эта сила, конечно, старение.

Если мы думаем, что смерти от Ковида-19 плохи, что ж, они похожи на смерти от «естественных причин». И все же, они считаются хорошими, и правильными, и надлежащими, а не ужасом, которым они являются. Мы все умрём. Когда кто-нибудь предлагает идею, что это могло бы быть остановлено, или что это плохо, мы получаем статьи об экологических ужасах перенаселения или психологических пытках слишком длинной жизни.

И это полная бессмыслица.

Можем ли мы существенно отложить или даже предотвратить старение путем научных исследований? Мы не знаем. Мы не прилагаем усилий. Моя догадка - да, мы абсолютно можем улучшить нашу продолжительность жизни и замедлить негативные эффекты старения. Возможно, мы можем остановить их по большей части или полностью, если уделим этому достаточно времени. Здесь много низко висящих плодов, которые не срывают, потому что мы не думаем, что было бы хорошо их сорвать. Можно исправлять ситуацию хуже, чем базовый уровень «все умирают», но не исправить этот базовый уровень.

Мы не отличаемся от команды Энтерпрайз D, которая оплакивает отдельные смерти и прикладывает огромные усилия, чтобы найти лекарства и охранять невинных, и при этом постоянно находит способы радикально отложить или предотвратить человеческое старение, и никто не утверждается на них указать. Например, о, посмотрите, это примитивное общество нашло лекарство от старения, которое они используют, чтобы жить дольше, чтобы добиваться мести, и, может быть, намек в том, что они излечили старение, и нам стоит этим заняться?

Нет. Это не мораль истории на этой неделе.

Неудивительно, что все хорошее должно кончаться.


Оцените качество перевода: 
Средняя оценка: 1 (3 votes)
  • Короткая ссылка сюда: lesswrong.ru/636